ЕКАТЕРИНА ХЕРСОНСКАЯ: Об этом мечтает каждая девочка

Об этом мечтает каждая девочка
РЕКЛАМА
avanti

Море благоухающих букетов, бесконечные корзины цветов, влюблённые взгляды, счастливые лица мужчин. «Там, где цветы, — там дети, а там, где дети, — там я» — улыбаясь, ­говорит очаровательная Екатерина Борисовна Херсонская. Основатель и главный врач многопрофильной клиники «Доктор Мир» для взрослых и детей, акушер-гинеколог родильного дома ЦКБ управления делами президента РФ, кандидат медицинских наук, отличник здравоохранения, она вот уже 27 лет не только активно ведёт медицинские приёмы, наблюдает беременность и сопровождает пациентов на роды в самых известных клиниках Москвы, но и выступает семейным врачом и другом для своих пациенток, в том числе самых юных.

Ежедневно она проводит консультации, лечит, разговаривает и уговаривает, беседует по душам, приводит в чувство после жизненных разочарований, ободряет и вселяет надежду в тех, кто совсем отчаялся, и, конечно же, разделяет радость в моменты счастья. К каждому пациенту она старается найти тот самый заветный, единственный, жизненно необходимый золотой ключик, самый бесценный в медицине — индивидуальный подход.

Екатерина Борисовна, знаю, что у вас довольно напряжённый график работы и женская половина нашего населения стремится всеми силами попасть к вам на приём по самым разным вопросам, касающимся женского здоровья. Но позвольте ненадолго вас похитить, чтобы в этот замечательный весенний день расспросить о том, как нашим девочкам сохранить здоровье, чтобы, повзрослев, стать самыми счастливыми мамами.

Екатерина Борисовна, хотелось бы с вами побеседовать о женском здоровье и затронуть тему полового созревания девочек, а также задать вопросы, возникающие у родителей девочек-подростков.

Очень актуальная тема для разговора, к тому же я имею полное юридическое право разговаривать с вами и давать советы по таким важным для женщин, девушек и девочек вопросам, так как имею сертификат по акушерству и гинекологии, детской гинекологии и организации здравоохранения.

Вас знают в Москве и за её пределами как высококлассного специалиста по ведению беременности и родов, в том числе и у пациенток группы риска. Как давно вы занимаетесь детской гинекологией?

Я акушер-гинеколог и мама двоих дочерей. Старшей 19 лет. Она студентка второго курса мединститута. Младшей дочери десять лет. Вы знаете, Ирина, я всегда хотела иметь девочек и почему-то была уверена, что у меня будут дочери. (Улыбается.) И родив двух девочек, с течением времени я поняла одну важную вещь. Чтобы у моих пациентов, в том числе и моих дочерей, благополучно протекали беременности и роды — как я им всегда говорю: «Самое главное — чтобы была торжественная выписка», — нужно начинать заботиться о своём женском, репродуктивном здоровье с малых лет.

Думаю, что большинство родителей с вами согласятся.

Да, когда ко мне на приём по прошествии 20 лет стали приходить девочки, которые у меня родились, — с рядом проблем от наших новых реалий жизни с точки зрения экологии, питания, психоэмоционального состояния и не только, я сказала себе: «Екатерина Борисовна, начни заниматься девочками, девушками. Тебе легче будет их вводить в планирование беременности, вести у них беременность, принимать роды, и тогда у них точно будет торжественная выписка». (Улыбается.)

Тем самым вы облегчили себе жизнь, сократив количество возможных проблемных беременностей у этих девочек.

Конечно! Пока девочка маленькая и юная, о её возможных проблемах (конечно, если они не касаются анатомических врождённых пороков и аномалий, преждевременного полового созревания) никто не знает. Всё обычно начинается с установления менструальной функции в возрасте 12–16 лет. Ребёнок, с одной стороны, приобретает в этом возрасте статус девушки, и взрослые гинекологи ещё не смотрят таких пациентов. А детских гинекологов действительно очень мало, и девочки этого возраста находятся наедине со своими проблемами. Их мамы начинают поиски, куда обратиться со своими дочерями в подростковом возрасте.

Найти подходящего врача-гинеколога для девочки в непростом подростковом возрасте — задача не из лёгких, в том числе и потому, что необходимо, чтобы посещение врача не вызывало дискомфорта ни у ребёнка, ни у мамы.

Я вас прекрасно понимаю. Потому что сама мама и все вопросы, касающиеся здоровья девочек, проходила на собственном материнском опыте и теперь имею чёткое представление о том, что делать с детьми от 12 лет и старше по гинекологическим вопросам.

Екатерина Борисовна, то есть к вам на приём можно приводить девочек от 12 лет?

Я принимаю пациенток от нуля до 80 лет и старше. Я могу принимать новорождённых девочек со сращением малых половых губ, с аллергическими, воспалительными заболеваниями и многими другими проблемами. Я могу принимать девочек, подростков, девушек старше 18 лет и взрослых женщин.

С какого возраста и как часто девочку-подростка желательно показывать гинекологу?

Я рекомендую прийти на приём к гинекологу с девочкой либо в возрасте 12 лет, либо когда у девочки началась менструация. То есть если у девочки до 14 лет не началась менструация — и это также может быть вариантом нормы, — вам вместе с ней нужно посетить гинеколога, и мы с мамой обсудим все особенности развития подростка.

Какой период сегодня считается нормой для наступления менструации у девушки?

Нормой для менструации (менархе) считается возраст от 11–12 до 14 лет. Если у девочки-подростка в этот промежуток не началась менструация, то, скорее всего, она это заметит, смотря на других девчонок, у которых уже началась менструация, а у нее ещё нет, или её мама поинтересуется этим вопросом. И конечно, лучше лишний раз показаться врачу. Также необходимо обратить внимание — если менструация началась раньше 10–11 лет, это тоже повод посетить врача.

В течение какого времени должен установиться регулярный цикл?

От начала первой менструации до установки цикла должно пройти от шести до 12 месяцев. Первые 6–12 месяцев нерегулярный менструальный цикл не должен беспокоить ни девочку, ни маму, ни врача. Это нужно понимать маме и объяснить девочке, если только цикл не идёт в сторону частых и обильных менструаций. Этот период необходим для окончательного созревания гипоталамо-гипофизарной системы, ответственной за этот процесс.

А если ребёнок жалуется на болезненные менструации?

Вопрос в том, какой силы эта болезненность. Когда менструации только начинаются, обычно они доставляют физический и психологический дискомфорт. И здесь очень важно не перепутать ту грань, где это — боль, а где — дискомфорт. Поэтому такую ситуацию нужно принять как физиологический факт. Нужно объяснить девочке, что в эти дни есть выделения, может быть плохое настроение, может болеть живот. Необходимо донести до неё, что это нормально. Боль имеет свои градации. Это безусловно. Может быть боль, когда надо просто полежать или принять соответствующую позу, которая облегчит ощущение дискомфорта. Это может быть боль, при которой можно позволить принять подростку таблетку обезболивающего. А может быть боль, которая требует уже системного наблюдения и лечения у врача. Также возможно и порой необходимо освобождение от занятий в школе — когда девушка получает справку от врача, где указано, что она не может в этот день посещать школьное учреждение.

Довольно часто наблюдаю ситуацию, когда мамы, особенно те, которые сами испытывают большой дискомфорт в первый день менструации, воспринимают начало менструации у дочери как болезнь и при малейшем недомогании укладывают ребёнка в постель.

Постельный режим в дни менструации — это не выход из ситуации. Наоборот, некое движение, некоторые позы и некоторая активность в первые дни менструации облегчают страдания и боль. Лёгкие дозированные физические нагрузки способствуют быстрому и лучшему сокращению мышц матки и выходу отслоившегося эндометрия наружу. Ощущение боли во время менструации объясняется сокращением мускулатуры матки под воздействием простагландинов и половых гормонов. Когда в полости матки скапливаются кровяные сгустки и фрагменты отслоившегося эндометрия, возникает необходимость быстро освободить от них полость матки. Мышечные волокна усиленно сокращаются, и её содержимое эвакуируется. Чем сильнее сокращения, тем выше вероятность появления боли.

Екатерина Борисовна, как в эти дни вы как мама помогаете дочери?

По-разному бывает. Конечно, помогаю словом. Каждый раз говорю, что это нормально. Это не страшно и очень хорошо, что это есть. Было бы хуже, если бы их не было и в связи с этим было бы значительно больше проблем. Разрешаю и допускаю обезболивающие препараты в первый день. Ну а если плохое самочувствие, возможен и постельный режим, но всё равно прошу пройтись по квартире или использовать облегчающие боль позы. Случались дни, когда звонила классному руководителю и говорила, что сегодня ребёнок останется дома. Ничего страшного. У нас по законодательству и взрослым женщинам разрешено освобождение от работы на один-три дня.

Как подготовить ребёнка к первому визиту к врачу-гинекологу?

Главное для меня — не напугать юную пациентку. Необходимо просто поговорить с дочерью, сказать: «Ты стала взрослой. Это очень хорошо, что ты растёшь, ты превращаешься в девушку. Мы сходим с тобой к доктору, которая мне очень нравится. Я была у неё лично. Хорошо, чтобы этот доктор тебя посмотрел». Если вы не были ещё у этого врача, то надо объяснить, что вы будете рядом, чтобы дочь не волновалась на приёме у врача. По закону мама может находиться на приёме с дочерью и контролировать, я бы сказала, участвовать в ситуации.

Как выбрать врача-гинеколога для ребёнка?

Лучше пойти к врачу, которого вы знаете лично или по рекомендации родителей, которым вы доверяете. Можно обратиться по полису ОМС к педиатру. Вы приходите с какими-либо жалобами или на профилактический осмотр, и в зависимости от ситуации вам дают соответствующее направление к детскому гинекологу. И потом, у нас по крайней мере в школах есть совершенно замечательная диспансеризация. Это, между прочим, ­заслуга системного российского здравоохранения. И по рекомендации Минздрава России и департамента здравоохранения города Москвы во всех школах девочек в соответствующем возрасте осматривает диспансерный участковый врач. Это первичное звено. Родители дают либо не дают своё согласие на осмотр ребёнка диспансерным врачом. Это уже право родителей.

Ваши девочки проходили такого рода диспансеризации в школе?

Да. У меня старшая училась, а младшая учится в обычной школе. Это хорошая муниципальная школа. И они ежегодно проходили диспансеризацию.

Нужно ли приносить результаты каких-либо анализов, когда приводишь ребёнка на приём к гинекологу впервые?

Не нужно. Надо просто прийти на приём. Доктор соберёт анамнез у мамы, расспросит про жалобы у девочки и тогда, если нужно, конечно, составит перечень необходимых анализов. Может быть, вообще никакие анализы не будут нужны. Вам назначат необходимые анализы. Сразу сдавать энное количество анализов или требовать в поликлинике эти направления не нужно. Когда мы говорим о плановом необходимом визите для девочки, может быть так, что для этих анализов вообще нет повода.

К каким вопросам гинеколога нужно быть готовым родителям?

Безусловно, гинеколог обязательно спросит вас о заболеваниях девочки, которые были от её рождения и до сегодняшнего момента. Будут задаваться вопросы про масса-ростовые показатели. Поинтересуются семейным наследственным анамнезом, особенно по материнской линии. Обязательно будут задаваться вопросы про семейно-бытовой анамнез. Вплоть до того, что я, например, на приёме спрашиваю у девочек, в котором часу они ложатся спать. Половина проблем начинается из-за нарушения режима сна, питания и от того, какой образ жизни ведёт подросток.

Да, образ жизни наших детей оказывает сильное влияние на их самочувствие.

Безусловно. Поправился ли ребёнок либо сильно похудел — всё это может отразиться на здоровье. Иногда, чтобы нормализовался менструальный цикл, одной красавице нужно прибавить несколько килограммов, а другой просто пойти позаниматься в спортивном зале, чтобы похудеть, добавить в образ жизни прогулки либо начать вовремя ложиться спать — и вопросы решатся сами собой. Не нужно сразу бросаться спасать ребёнка кучей таблеток, особенно применять химические препараты. Иногда достаточно пройти курс витаминов.

Какие наиболее простые и щадящие методы обследования вы применяете в клинике для получения максимальной информации о состоянии здоровья ребёнка?

Это осмотр. Надо не полениться раздеть прекрасную барышню. Причём необходимо, чтобы всё было очень деликатно. Обязательно нужно закрыть кабинет на ключ, чтобы в этот момент никто не зашёл. Необходимо спросить у девочки, пройти ли маме за ширму или пусть она будет рядом с ней. Нужно, чтобы барышни («Моё любимое слово», добавляет Екатерина Борисовна. Прим. ред.) между собой это решили. А ты просто постой. Ребёнка нужно приучать к культуре медосмотра. Необходимо обязательно постелить чистую пелёнку, помыть руки, надеть чистые перчатки, причём всё это я предпочитаю делать на глазах у юной пациентки и её мамы. Сначала я прошу девочку снять только верх. Потому что это её тело, её частная собственность и относиться к нему надо с уважением в любом возрасте. Это и её восприятие себя. Как ты к ней сейчас отнесёшься, так она всю жизнь будет относиться к тебе. Итак — осмотр сверху по всем необходимым медицинским параметрам, то есть наличие волосяного покрова, оценка молочных желез и т. д. Потом она оденется сверху, а я посмотрю её снизу — строение наружных половых органов, развитие к этому возрасту вторичных половых признаков, наличие и характер выделений из половых путей и другие деликатные моменты.

Дети считают, что они узнают обо всём на свете, в том числе и о своём здоровье, стоит им только взять в руки смартфон.

Наши дети сегодня утонули в потоке информации. Необходимо, чтобы они отличали главное от второстепенного. Запретить — это хуже всего. Это вызовет у подростка обратную реакцию. Разрешить тоже не всегда и не всё можно. Надо рассказывать, объяснять, что-то показывать, покупать соответствующую полезную и правильную литературу. Говорить со своим ребёнком — это единственный способ управления своими детьми. Сейчас в качестве наказания что-то не дать ребёнку невозможно. У них всё есть. Они становятся взрослыми сегодня гораздо быстрее нас. Мы сами им создали такие условия для жизни, и это правильно. То, что для нас было роскошью, они в большинстве случаев воспринимают как должное. Их с раннего детства окружают взрослые вещи. Это не плохо. Это вечная проблема отцов и детей, но так устроен мир.

Кто бы ожидал, что мы будем жить в таком мире!

Нам только кажется, что наши дети ­маленькие и ничего не понимают. Буквально вчера я шла по улице и услышала разговор двух мальчишек лет девяти, они обсуждали онлайн-обучение. Мир действительно поменялся! Ко мне на приём пришла 15-летняя девушка. Я собираю анамнез, осматриваю, беру необходимые анализы, делаю назначения и обсуждаю повторный приём, а она совершенно аргументированно убеждает меня, что стоит заменить его на онлайн-консультацию с целью экономии своего и моего времени. Наши дети постоянно находятся в интернет-пространстве. Это сегодняшняя реальность.

Родители жалуются, что дети слишком много времени проводят в соцсетях. Что можете порекомендовать?

Вы посмотрите — дети сидят дома. Они даже не перезваниваются. Они переписываются. И бороться с этим надо тоже до разумных пределов. Заставлять гулять надо, но запрещать переписываться — это уже невозможно. Забирать гаджеты бесполезно. Выход один — подавать свой положительный пример: читать книги, смотреть фильмы, ходить в театры, интересоваться жизнью своего ребёнка и находить время, чтобы разговаривать с ним обо всём. Необходимо объяснить девочкам-подросткам, что секс — это неотъемлемая часть жизни, но требующая определённого возраста, ответственности, что интимные отношения должны быть по обоюдному согласию, по взаимному уважению с соблюдением санитарно-гигиенических норм и правил, как бы высокопарно это ни звучало. Она должна понять, что она будет нести ответственность перед собой и своим телом, перед своей семьёй, перед ребёнком, если он будет зачат, перед её партнёром, перед его семьёй и перед обществом.

Сегодня, если случается незапланированная ранняя беременность, общество уже не так категорично относится к этому, как, например, во времена нашей молодости.

Да, безусловно, сегодня общество поможет и медицина поможет, но в случае чего это останется внутренней трагедией человека. И конечно, задача родителей — говорить своим девочкам-подросткам, что аборты — это плохо и не нужно начинать свой жизненный путь с этого. Никто не говорит, что это хорошо. Это плохо, и каждая ситуация, которая возникает, индивидуальна. Я не могу дать общий совет вашим читателям, что правильно делать и как. Но ко мне, к сожалению, обращаются юные пациентки, у которых первый опыт интимной близости с мальчиком заканчивается беременностью.

Многие девочки, наслушавшись «опытных» подружек, пугаются осмотра на гинекологическом кресле. Что в таком случае делать родителям?

Я не всегда стремлюсь немедленно посмотреть девочку на кресле. Да, существуют очень маленькие зеркала, которыми можно посмотреть, но я совершенно это не приветствую. При наших диагностических возможностях я не очень приветствую в первый приём у совсем юных девочек 10–12 лет также и ректальный осмотр. Сейчас во всех клиниках стоят высококлассные ультразвуковые аппараты. Поэтому лучше дать ей выпить полтора литра воды, положить на кушетку, поставить датчик, сделать ультразвук и всё ей показать, рассказать и объяснить. Во-первых, ты увидишь наличие всех органов, их развитие согласно возрасту: наличие матки, как она расположена, её размер, наличие яичников. Начинает ли матка готовиться к менструальной функции, какого размера яичники, появляется ли фолликулярный аппарат. А по дороге ещё посмотришь всё остальное и сразу получишь очень много дополнительной информации.

Мамы волнуются, насколько спокойно ребёнок воспримет все манипуляции гинеколога.

Я считаю, что на приёме можно взять любой анализ, но через девственную плеву нужно делать всё очень аккуратно, очень деликатно, объясняя каждое своё действие по согласованию с мамой и юной пациенткой, чтобы после посещения гинеколога не осталось негативных воспоминаний.

Вначале мамы приводят к вам своих дочерей. В дальнейшем девочки могут приходить к вам самостоятельно?

Мамы приводят ко мне на осмотр своих дочерей. Это дочери либо моих пациенток, либо моих подруг, и они как бы поручают их мне. Я иногда чаще узнаю о каких-то новых событиях в жизни девочки, чем мама. У меня обычно получается именно такой формат взаимоотношений с барышнями. Когда они достигают 15 лет, они имеют право приходить на приём без мам или сопровождающих родственников. Я не должна сообщать маме о результатах осмотра девушки, а информировать родственников могу только в случае запроса. У меня очень много вот таких 16-, 17-, 18-летних барышень, которые знают, что у них есть доктор и у него можно спросить медицинского — и не только — совета.

Мамы девочек наверняка вас расспрашивают после приёма.

Да, мам взрослых девушек часто интересует, живёт ли их дочь половой жизнью. Я говорю, что не имею права ответить на этот вопрос. Во-первых, есть тайна пациента, которую необходимо соблюдать. Во-вторых, как только я отвечу, я нарушу наши с ней договорённости о суверенитете, и она перестанет мне доверять. А так она приходит ко мне с полным доверием. Я в курсе, что с ней происходит, и я всегда сумею дать ей не только медицинский, но и жизненно важный совет исходя от своего жизненного опыта — как женщина и как мама двух дочерей. Мы вступаем в правильные доверительные отношения.

То есть у вас отношения более близкие со многими пациентами, чем просто «врач — пациент»?

Совершенно верно, но только когда это нужно или этого требует ситуация. У меня есть, например, пациентка, которая уже стала мне другом. Я с ней познакомилась, когда ей было 15–16 лет. Это дочь моей старшей подруги, сейчас ей уже 35 лет и мы с ней родили уже четверых детей. Надо так сформировать отношения, когда меня представляют: «Знакомьтесь, это мой гинеколог, которую я знаю уже 16 лет». Очень часто после приёма я слышу от пациенток фразу: «Екатерина Борисовна, пришла к гинекологу, а ушла ещё и от наставника и друга».

Если ребёнок волнуется, нервничает у вас на приёме, что вы делаете, чтобы его успокоить?

Я очень много объясняю. Я обязательно интересуюсь именем девочки, её возрастом. Спрашиваю, в каком классе она учится, в какой школе или институте. Какой род занятий она предпочитает. Я умею слушать. При этом я всегда сажаю барышню вперёд, а маму — за ней. Мама мне может заранее сказать обо всех особенностях дочери, и я стараюсь спокойно разговаривать с девочкой на приёме. Я всегда дам слово маме, она всегда выскажет свои пожелания, но я стараюсь выслушать самого ребёнка. Я начинаю ориентироваться, как с ней разговаривать, по каким-то знакам. Мы говорим о фильмах, песнях, музыкальных группах — обо всём, чем интересуется ребёнок. Я в курсе всего этого, конечно, из-за своих дочерей. (Смеётся.)

Сколько времени у вас в клинике длится приём?

Мне несказанно повезло. Я имею право потратить на приём ровно столько времени, сколько мне надо. У меня очень лояльная аудитория пациентов, которые меня знают очень давно. Кто-то придёт на 15–20 минут, и этого будет достаточно. А кто-то пробудет в кабинете полтора часа. Я обязательно выйду, извинюсь перед остальными, и они все прекрасно понимают, что, значит, что-то случилось, нужна длительная помощь. Если я не выхожу из кабинета, это не значит, что я ушла по каким-то своим делам и кабинет стоит пустой. Я уделяю пациентам столько времени, сколько им нужно, оставляя порой на первичный приём полтора-два часа. Я всегда прошу своих пациентов рассчитывать время. Чай, кофе, конфеты, телевизор — делайте что душе угодно. Можно даже прилечь в палате и отдохнуть, ожидая своей очереди. (Улыбается.)

Если к вам впервые пришла девушка, сколько по времени длится приём?

В 90% случаев с девушками мы укладываемся за 30–45 минут. Потому что, если есть какая-то серьёзная проблема, мы всё равно не решим её в течение первичного приёма. Тут уже нужно будет сдавать анализы согласно циклу или без него, нужны повторные встречи с погружением, пониманием и решением сложившейся ситуации.

Влияют ли отношения в семье, где растёт девочка, на её возможность стать матерью во взрослой жизни?

Да, влияют! На исход беременности могут влиять отношения матери и дочери. Так, например, становление материнства у женщин с привычным невынашиванием беременности качественно отличается от материнства здоровых беременных по следующим категориям:

  • отстранённо-конфликтные отношения с матерью;
  • регулирующе-тревожное отношение матери;
  • игнорирующе-осуждающее эмоциональное сопровождение матери;
  • непрочная избегающая привязанность;
  • незавершённая сепарация с сопротивлением зависимости;
  • пониженная ценность ребёнка и материнства.

Женщинам данной группы тяжело вынашивать, они нуждаются в психологической и психотерапевтической помощи.

Как можно психологически подготовить девочку к здоровому материнству?

Желание иметь детей должно пропагандироваться в семье. Хорошо, если девочка растёт в полноценной семье, окружённая заботой и вниманием родителей, братьев и сестёр, бабушек и дедушек. Но девочка может вырасти счастливой и в неполной семье, если она окружена большой любовью. Допустим, она не имела братьев и сестёр, но у неё было много хороших друзей и знакомых. Всё зависит от внутреннего генетического устройства твоего организма — какие в тебе заложены гены в плане твоей семейственности и твоих репродуктивных возможностей. Важно, с каким ты столкнёшься партнёром, что он будет тебе говорить, как сложится с ним твоя жизнь. В идеале, конечно, чтобы у девочки до 18 лет были прекрасные платонические отношения с мальчиками. Необходимо, чтобы у неё была полная уверенность, что она всегда, в любой ситуации получит поддержку близких.

Сегодня девушки наравне с мужчинами делают карьеру, занимают высокие посты и откладывают материнство на потом. Ближе к 40 годам решаются родить ребёнка, но далеко не всегда всё идёт гладко. Что вы скажете по этому поводу?

Я считаю, что, если даже девушка столкнулась с первой неудачей, никто не вправе ей говорить, что она не может иметь детей. Я не приемлю таких разговоров. Не понимаю, как можно такое сказать. Самый главный принцип врача — это вера и ещё раз вера в благополучный исход. Существует масса разных способов, есть, в конце концов, ЭКО, существует программа суррогатного материнства, есть дети в детских домах. Если ты хочешь стать матерью, ты ей станешь.

Какие главные причины того, что женщины не могут забеременеть или выносить ребёнка?

Очень много причин. От 25% до 60% это неясные причины. И потом, не только женщина участвует в деторождении, у неё ещё есть и партнёр. И даже когда оба партнёра обследованы, есть причины, в которых мы до конца не можем разобраться. Очень много внимания сейчас нужно уделять генетике. Вся будущая медицина — за высокоточной диагностикой, высокотехнологичным оборудованием и генетикой.

Когда женщина обращается к вам с ­целью выяснить, почему не наступает беременность, с чего вы начинаете?

Обязательно собираю семейный анамнез, чтобы сформировать психологический портрет пациента. Я спрашиваю: с каким весом вы родились, есть ли у вас братья и сёстры, как рожала ваша мама, как она забеременела, как она вынашивала. Я спрашиваю абсолютно всё. Но иногда женщины мне такое рассказывают, что я порой вздрагиваю, услышав их истории.

Но довольно много случаев, когда всё прекрасно с первой беременностью, а вторая не наступает.

Благодаря многолетним личным наблюдениям могу сформулировать некую гипотезу. Первая беременность наступила по принципу «захотела и забеременела, выносила, родила». Всё идеально, нет причин для невынашивания и бесплодия. Следующая беременность — выкидыш, например, в результате хромосомных аномалий. И вот тут всё и начинается — бесплодие неясного генеза, страх, эмоции, депрессия, то есть соматической причины нет, а бесплодие есть. Начинаем прорабатывать психологические аспекты, и беременность наступает.

Как правило, мама, у которой тяжело протекала беременность или роды, невольно переносит страхи на своего ребёнка. Как этого избежать?

Очень многое в дальнейшей жизни девочки будет зависеть от того, что ей рассказывали дома. Эту ситуацию надо проговорить и проработать и ни в коем случае свой негативный опыт беременности и родов нельзя переносить на свою дочь — и даже на своего сына. Он тоже будет создавать семью. Если у ребёнка благополучное в этом смысле окружение, то он изначально заточен на благополучное решение подобных вопросов.

Екатерина Борисовна, что вы пожелаете нашим юным читательницам и их родителям?

Верьте в себя, в свои силы, в свою интуицию. Сила желания даёт силы действовать и находить свой путь и своего врача для его осуществления.

текст:
Ирина Бордюгова
фото:
из личного архива