Аида Гарифуллина
РЕКЛАМА
goldenmileclub

Аида Гарифуллина: ДАВАЙТЕ ЛЮБИТЬ ЖИЗНЬ ВО ВСЕХ ЕЁ ПРОЯВЛЕНИЯХ

Ей рукоплещут лучшие залы мира. Её выступления расписаны на годы вперёд. Пласидо Доминго, Андреа Бочелли, Дмитрий Хворостовский — это лишь небольшая часть исполнителей, которые с огромным удовольствием пели с ней на одной сцене! Потрясающие партии, невероятные костюмы, работа с лучшими оперными режиссёрами! Чарующая и обворожительная Аида Гарифуллина сумела сделать головокружительную карьеру оперной певицы и стала желанной гостьей на лучших мировых оперных сценах! «Одна из самых потрясающих оперных див настоящего и будущего» — такими словами охарактеризовал певицу Пласидо Доминго.

Аида, всеобщий карантин перевернул с ног на голову жизнь всех людей на планете, а артисты и вовсе оказались заложниками этой ситуации. Расскажите, как проходят ваши будни в столь непростой период.

Все оказались примерно в одной ситуации, поэтому всё как у всех. Воссоединилась со своей семьёй в родном городе, в Казани, и вместе с ней переживаю это непредсказуемое время. Такое вынужденное затворничество с ранней весны постепенно превратилось в обычную, я бы даже сказала нормальную жизнь. Каждый в нашей семье по-своему адаптировался к реалиям новой жизни и проживает её по-своему. Но периодически становится очень грустно, ведь когда безвылазно сидишь дома, на глаза то и дело попадаются напоминания: в этот день два года назад ты был там-то, пять лет назад — где-то ещё…

Но лёд наконец-то тронулся, хоть немного, и буквально несколько дней назад вы побывали в Ватикане, где встретились с Папой Римским.

Это было удивительно! Особенный, совершенно невероятный день, проведённый в Риме. Рано утром я имела честь пообщаться с Папой Римским, а вечером была съёмка прекрасного рождественского концерта в Ватикане. Потрясающие впечатления и эмоции!

Их, наверное, сильно не хватало вам с начала карантина. Страшно представить, сколько интересных выступлений и проектов пришлось отменить в связи со сложившейся в мире ситуацией.

Да, вы абсолютно правы. Карантин сразу же разрушил все планы оперных певцов. «Любовный напиток» Доницетти в Баварской опере в Мюнхене, «Травиата» Верди в оперных театрах Вены и Зальцбурга, несколько концертных выступлений — всё пришлось отменить! А в этих спектаклях должны были быть задействованы звёзды мировой оперы, с которыми я очень ждала встречи.

Вы неоднократно выступали со звёздами мировой величины. Как удаётся находить со всеми на сцене общий язык? Или порой приходится подстраиваться друг под друга?

Музыка сближает. Иногда мы чувствуем друг друга даже спиной, ведь мы живём одним делом. Мне посчастливилось  петь с именитыми коллегами — это одновременно и счастье, и огромная ответственность. Когда ты оказываешься на сцене с высочайшими профессионалами, ты начинаешь просто жить там, любить или ненавидеть друг друга в зависимости от роли.

Как раз хотела спросить о драматическом таланте оперных певцов. Ведь в современных постановках к певцам предъявляются высочайшие требования и в этой области?

Да, действительно! На сцене ты не просто поёшь, а создаёшь определённый образ — тут без драматического таланта не обойтись. И знаете, я давно чувствую в себе страсть к актёрству — оно увлекало меня с самого раннего детства. Когда я училась в Нюрнберге и Вене, эти способности определённым образом развивались. Сейчас на сцене с актёрской точки зрения я чувствую себя очень даже комфортно, хотя в этом вопросе совершенствоваться можно и нужно бесконечно. У меня даже небольшой опыт в кино есть — роль Флоренс Фостер Дженкинс в одноимённом фильме британского режиссера Стивена Фрирза. Роль, конечно, совсем небольшая: я просто вышла на сцену в роли оперной дивы XX века Лили Понс и спела «Песню колокольчиков» из оперы «Лакме». Эта ария также вошла в мой дебютный альбом Aida.

Полагаю, что выбирая между спектаклем или концертом, вы выберете первое?

Да, именно потому, что в опере можно играть. Хотя кто знает, возможно, со временем приоритеты изменятся…

Но в постановках, наверное, сложнее петь? Ведь порой артисты ставятся режиссёром в непростые условия. Вы всегда их принимаете?

Я отдаю предпочтение всему классическому в жизни, но при этом являюсь человеком современным и открытым ко всему новому. Конечно, есть определённые границы, которые я не переступлю никогда, но что касается пения — профессионал всегда справится с поставленной режиссёром задачей, найдёт для себя удобную позицию, это вопрос техники.

А вспомните самую необычную постановку с точки зрения пения, в которой вам довелось принять участие.

Наверное, выделю «Войну и мир» Грэма Вика. Это было в Мариинском театре. Кровать была подвешена на высоте четырёх метров над сценой, и мы должны были двигаться, вставать и перемещаться по ней. Помимо этого нужно было услышать оркестр и дирижёра увидеть. И всё это происходило перед камерами — шла трансляция на все кинотеатры Европы. В итоге спела я вообще вниз головой. И ничего, всё получилось!

То есть техника пения решает всё? А голос?

Голос — это мой рабочий инструмент, и о нём приходится помнить всегда, не забывать ни на минуту. То, что дано природой, отшлифовывается во время учёбы. А далее идёт постоянная работа — и самостоятельная, и с педагогом. Во время подготовки у спектаклю, когда партия уже оказывается «впетой», подключается дирижёр, и начинается её оттачивание с вокальной и актёрской точки зрения. Вот такой долгий творческий процесс.

А если вернуться к истокам вашего творчества… Вы ведь начинали петь под руководством своей мамы?

И именно благодаря ей полюбила классику и вообще музыку. С самого раннего детства музыка была вокруг меня. Посещение балетов, концертов и оперных спектаклей для нашей семьи было нормой.

То есть выбора у вас не было? И по большому счёту, ваша профессия была предопределена?

Ну а разве маленький ребёнок может определить сам, чем он может и хочет заниматься? Родители должны нас направлять, давать какую-то базу, а иногда и настаивать на определённых вещах. Как без этого? Я очень благодарна родителям за то, что моя жизнь сложилась именно так. Мама привила мне любовь к музыке, и сейчас я не представляю для себя никакой другой профессии. Мне нравилось петь всегда: гуляя на улице, играя с куклами… В школе выступала на всех концертах, а в 12 лет уже стояла на взрослой сцене с профессиональными музыкантами.

Ваша карьера оперной певицы началась на сцене Мариинского театра…

Да, Валерий Абисалович Гергиев поверил в меня, увидел во мне — тогда ещё совсем молодой и никому не известной певице — какие-то перспективы. И именно здесь началась моя творческая деятельность, были сделаны первые профессиональные шаги в опере. Гергиев доверил мне выйти на сцену одного из самых главных театров мира, причём сразу в партии Сюзанны в «Свадьбе Фигаро». Я очень волновалась, да и для него этот шаг был достаточно рискованным. Но я справилась.

Какое событие в вашей творческой жизни вы бы выделили из массы других?

Их много, безусловно, но одно из самых важных — Operalia, конкурс Пласидо Доминго, который я выиграла в 2013 году. Мне давно хотелось попробовать свои силы, но я сама себя останавливала, полагая, что не готова к конкуренции с известными певцами, у которых уже есть контракты в Метрополитен-опера или театре Ла Скала. Наверное, сомневалась бы я ещё долго, но решилось всё в итоге без меня. Зная о моих сомнениях, мама зарегистрировала меня на сайте как участницу конкурса. И обратного пути уже не было. Конечно, этот конкурс сыграл большую роль в моей карьере. После победы я сразу получила несколько серьёзных предложений, но выбрала Вену.

Почему её?

Вряд ли кого-то удивлю, если скажу, что Вена всегда была очень привлекательна для музыкантов. Моцарт, Бетховен, Шуберт, Штраус, Гайдн — это их город и не только! Здесь зарождались традиции, проходили музыкальные реформы. Так было всегда. Достаточно вспомнить такие понятия, как «венский классицизм», «венские классики» или «нововенская школа», чтобы ощутить фундаментальное значение этого города в истории классической музыки. Если говорить о сегодняшнем дне, то сейчас в Вене есть всё для ценителей оперы. Так же, как и абсолютно любые возможности для успешной карьеры оперных певцов. В этом относительно небольшом городе с численностью менее двух миллионов человек находится три оперных театра. Классическую музыку и оперу здесь любят все. Собственно, для меня с самого начала было очевидно, где мне учиться, работать и жить.

Учиться в Европе — удовольствие не из дешёвых. Не сложно было решиться на такой шаг?

Когда ты привык с самого раннего детства трудиться, а не бездельничать, вряд ли тебя способно что-то остановить. Будучи ещё совсем юной, по сути — ребёнком, я участвовала во всевозможных концертах, фестивалях и музыкальных конкурсах. В 2005 году получила грант мэра Казани на пятилетнее обучение в Европе и поступила в Высшую школу музыки в Нюрнберге, которая заслуженно считается одной из лучших школ Германии. Поначалу было очень тяжело: мне 17 лет, язык знаю плохо, родные далеко… Для меня, девочки, которая выросла в дружной татарской семье, это было непростым испытанием. Но оно закалило мой характер. Уже через два года я собралась и поехала в Вену, сдавать экзамены в консерваторию.

Сразу подружились с этим городом?

Вена достаточно дорогой город, а грантовых денег было не так уж много. Я училась там три года и за это время раз шесть или семь поменяла квартиры, искала варианты подешевле. Деньги нужны были на всё: на педагогов, концертные костюмы. Да и одеваться в повседневной жизни хотелось красиво. Родители помогали, конечно, но всё равно денег не хватало. Меня выручала моя дисциплина и, безусловно, бесценная поддержка мамы.

Аида, вы стали ведущей шестого сезона передачи «Большая опера» на телеканале «Культура», попробовав себя в новом амплуа. Понравилось?

Роль ведущей «Большой оперы» стала для меня совсем новым и очень интересным опытом. Конечно, существование на сцене в этом качестве было ограничено определёнными форматными рамками, но осваивать разговорный жанр я готова и впредь. Я давно являлась поклонницей «Большой оперы», смотрела несколько сезонов и всегда думала, что здорово было бы узнать о том, как это всё делается. Каждый раз удивлять зрителя новыми голосами, потрясающими режиссёрскими идеями, невероятными костюмами — меня всегда просто поражало то, как создателям проекта удаётся все это! «Большая опера» — это один большой праздник, и приобщиться к нему было настоящей удачей.

Наверное, у вас были свои любимчики среди конкурсантов.

Я переживала за всех, правда. Все артисты, участвовавшие  в этом проекте, очень харизматичны и талантливы. Многие из них — солисты театров, поэтому выделить кого-то было крайне сложно. Проигравших не было, только победители!

Красивых голосов много, а что способно сделать исполнителя оперной звездой?

Уровень оперного искусства сегодня очень высок, поэтому и требования к исполнителям соответствующие. Чтобы стать успешным оперным певцом, нужно не только иметь красивый голос, данный природой, но и обладать харизмой, индивидуальностью! Огромным плюсом является владение иностранными языками — это даёт возможность быстро выучивать свои партии и без проблем общаться с любыми музыкантами и дирижёрами. А ещё показатель высшего качества — это владение бельканто и актёрским мастерством.

Ваши героини на сцене — их так много и все они настолько разные… А есть среди них та, которая особенно близка вам?

Когда принимаешь предложение от режиссёра участвовать в той или иной постановке, невольно тестируешь персонаж на близость своей человеческой натуре и сразу узнаёшь «своего» героя. Тогда работа протекает легко и с удовольствием. Виолетта из «Травиаты» Верди, Наташа Ростова из «Войны и мира» Прокофьева, Сюзанна из «Свадьбы Фигаро» Моцарта, Джульетта, Снегурочка, Волхова — все они отражают те или иные грани моего характера…

Вы когда-нибудь пробовали актуализировать этих героинь? Представить их в современной жизни?

Вы знаете, как непросто складывалась сценическая судьба «Садко» и «Снегурочки»? Очень многослойный музыкально-драматургический материал этих опер давал немало посылов для различных трактовок. Вплоть до переосмысления. И как мне кажется, одним из таких поводов является противопоставление и даже смешение реального и фантастического сюжетных планов. Мифологизм сюжетов этих опер вроде бы не должен вызывать желание постановщиков переносить происходящее в них действие в современную плоскость. Но сценические версии режиссёра Дмитрия Чернякова стремятся как будто вырвать действие опер из абстрактной, холодной ирреальности и через психологизацию провести параллели с современностью. А например, многие вещи в операх Римского-Корсакова вполне самостоятельно могут вписаться в современное жизненное пространство.

Раз уж мы затронули тему именно этих опер, скажите, какая из героинь вам ближе — Снегурочка или Волхова?

Мне необыкновенно близки мечтательность и нежность Снегурочки и при этом очаровательная женственность Волховы — выделить из этих героинь одну мне сложно. При всём их образном различии непосредственно музыкальную характеристику этих персонажей Римский-Корсаков подчёркивает опорой на так называемые ориентальные средства выразительности. Что тоже мне очень близко. Кстати, в один ряд с Волховой и Снегурочкой я бы поставила и Шамаханскую царицу из «Золотого петушка».

Мне, чисто с обывательской точки зрения, кажется, что все три вышеперечисленные героини невероятно вам подходят. Ведь вы тоже воплощение женственности, хрупкости и красоты. Поделитесь секретом стройности и прекрасной фигуры?

Никакого секрета здесь нет. Мне просто повезло — у меня хорошая генетика. Я не придерживаюсь никаких диет и очень люблю итальянскую кухню — пасту и пиццу. Но самая вкусная еда для меня — татарская. У нас в семье все любят готовить. Лучше всех это делает папа.

Родители назвали вас красивым именем Аида, которое очень символично для вашей профессии… Это случайность?

 Аида в переводе с арабского означает «подарок», «вознаграждение». В семье были рады появлению девочки, отсюда и имя.

Ваша дочь тоже является обладательницей красивого и необычного имени — Оливия. Она, когда подрастёт, пойдёт по вашим творческим стопам?

 Оливия — дитя закулисья. Ребёнок, который разделяет со мной все радости и трудности кочевой жизни. Через два месяца после её рождения я уже пела Адину в «Любовном напитке» Доницетти. Помню, жутко волновалась и даже хотела отменить спектакль — к счастью, мой педагог убедил меня в том, что этого не нужно делать. Сейчас дочке уже четыре годика, и за всё это время мы практически не расставались, малышка всегда путешествует со мной. Она давно знает, что происходит на сцене, за сценой, неоднократно наблюдала из зрительного зала за мамой в процессе репетиций, а также высиживала целые спектакли. Конечно, ей хочется быть похожей на меня, она пытается подражать, как и все дети. Но пока это касается в основном нарядов.

В вашей творческой копилке большое количество дуэтов не только с такими выдающимися оперными исполнителями, как Андреа Бочелли, Пласидо Доминго, Дмитрий Хворостовский, но и со звёздами популярной музыки. Кто из них произвёл на вас наибольшее впечатление?

Очень ярким оказалось наше совместное выступление с Робби Уильямсом на открытии чемпионата мира по футболу в 2018 году. А вообще, если говорить о дуэтах, каждый из них интересен по-своему. Это счастье — иметь возможность работать, стоять на одной сцене с такими потрясающими артистами, которых вы упомянули. Как я уже говорила, в планах на 2020 год было много спектаклей, в которых должны были быть задействованы звёзды мировой величины, и я очень ждала этих выступлений. Но неожиданно для всех  мир перевернулся.

Выдержит ли оперная и в целом концертная индустрия такое испытание?

Я недавно узнала, что коронавирусная пандемия стала 18-й по счету в истории человечества. Не знаю, насколько достоверна эта информация, но суть даже не в этом. Человечество зачастую ценой очень больших потерь, но всё же справляется со всеми потрясениями и продолжает жить и процветать. Уж что говорить об опере? Зарождённая на рубеже XV–XVI веков, она пережила большое количество самых разных испытаний, и пандемий в том числе, — переживёт и эту. Она невероятно живучая, а новые беды, возможно, её только закалят. Вот только мы, люди, оказались заложниками данной ситуации. В последнее время всё чаще вспоминается пословица: «Человек предполагает, а Бог располагает». И всё же возможность надеяться и хотя бы «предполагать» у нас никто не отнимет. Давайте любить жизнь во всех её проявлениях и верить в то, что Новый год принесёт нам здоровье и благополучие.

текст:
Екатерина Куцанова
фото:
архивы пресс-служб