АННА ГЛАУБЭ: Я бы с удовольствием сыграла Миледи

АННА ГЛАУБЭ
РЕКЛАМА
Лапино

Анна Глаубэ с детства мечтала быть балериной, а потом — актрисой. Стать балериной не получилось по независящим от нее причинам, но и путь к актёрской профессии оказался извилистым. Сначала она окончила факультет ­пиара в Институте культуры, затем начала сниматься в кино и лишь после этого поступила во ВГИК.

Сейчас Анна — самобытная, разносторонняя актриса, которая может быть убедительной и в серьёзной драматической, даже трагической роли, как в фильме «Сама виновата», снятом по реальной истории женщины, которой муж от ревности отрубил руки, так и в комедийной, острохарактерной. Именно в этом жанре среди актрис её поколения Анне фактически нет равных. Она умеет абсолютную искренность совместить с яркими красками, доходя порой до клоунады в самом высоком смысле этого слова. А ещё она давно поняла, что не стоит истово стучаться в закрытые двери. Всё, чему суждено произойти, обязательно произойдёт, нужно просто быть внутренне готовой к этому и не упустить тот самый важный момент.

Аня, недавно на одной из платформ и на телеканале СТС вышел прекрасный комедийный сериал «Политех», где у вас очень смешная, искренняя героиня, сыгранная с долей гротеска. Роль была так написана или что-то в образ привнесли вы?

Что касается образа Алисы Игоревны, то вы всё правильно считываете, как мы и планировали. Режиссёр Алексей Зотов ещё на пробах сказал, что любит комедии характеров, поэтому нам нужно придумать персонаж. Сначала я нашла её походку, а потом мы поняли, что ключевое выражение, описывающее её натуру, — это «деловая колбаса». Она расстраивается, но не более, чем на десять секунд, а потом собирает волю в кулак и начинает думать: «Как мы решим эту проблему?». Алиса никогда не останавливается, это такой маленький мотор.

А вы тоже такой мотор?

Да, мне кажется, я тоже моторчик, особенно в отношениях с людьми. Я вообще деятельный человек. Может быть, если я не лидер, то правая рука лидера или скрытый лидер. Я постоянно размышляю о том, что бы такое придумать, что бы сделать. В этом отчасти моя проблема, потому что я не умею отдыхать. Бывает, заставляю себя ничего не делать, понимаю, что мне нужен релакс и заранее планирую день отдыха. Но мне это даётся очень тяжело. Чувствую, что трачу время впустую, что могла бы сделать много дел, начиная с занятий английским языком и заканчивая ревизией шкафа. Не могу просто сидеть и целый день смотреть сериалы или читать книжку. У меня шило в одном месте.

Малиново-сиреневая цветовая гамма костюмов Алисы, которая так работает на её характер и на конкретные сцены, — это идея художника по костюмам или тоже отчасти ваша?

Это было придумано совместно художником по костюмам и режиссёром, который с самого начала говорил, что хочет создать волшебный мир. У нас Политех волшебный, как Хогвартс. Лёша сразу сказал, что хотя Алиса Игоревна живёт в Москве, но приехала-то она из провинции. И когда она дорвалась до столичных высот и у нее появились деньги, она всё равно так и осталась провинциальной отличницей. Поэтому она носит всё яркое: лиловое, синее, красное, ведь главное для неё — быть заметной. Забавно, что здесь я играю директрису, но ещё задолго до этого мечтала сыграть школьницу, потому что меня привлекала история первой любви, буллинга. И в двадцать восемь лет я, получив роль шестнадцатилетней героини в фильме «Светлячок», наконец закрыла этот гештальт. Получается, что от школьницы до директрисы я перепрыгнула за четыре года.

Вам было интересно играть школьницу, вы не выросли из тех проблем?

Конечно, я смотрела на проблемы моей героини в «Светлячке», например, на неразделенную любовь с позиции почти тридцатилетней Ани с моим бэкграундом, и мне казалось, что нельзя серьёзно расстраиваться из-за этого. Но мне было интересно погрузиться в те ощущения и вспомнить себя в том возрасте, когда ты действительно считаешь, что нет ничего важнее, чем «твой» мальчик, что родители тебя не понимают. Помню, как первый раз я сказала бабушке: «Да я люблю его!», а она смеялась: «Ты вырастешь и будешь смеяться над этим», что и случилось.

Кроме того, у меня был актёрский азарт, даже актёрский вызов: смогу ли я это сделать — убрать жизненный опыт, который всё равно отражается в глазах, вспомнить свой юношеский максимализм, открыться? Дети же наивны, искренни, и взрослому очень сложно играть их, как бы молодо ты ни выглядел. Для этого самое главное, как говорил мой мастер, хранить в себе «наив». Как только он пропадает, ты автоматически становишься взрослым, и это нехорошо как в жизни, так и на сцене. Поэтому сохранять в себе ребёнка нужно, чтобы искренне радоваться, удивляться, чтобы в вас не появилось цинизма, который всё убивает. Хотя я думаю, что лёгкую долю цинизма, как защитную реакцию организма, неплохо включать в некоторых ситуациях.

Вы научились более взвешенно и трезво относиться к каким-то ситуациям, не выплёскивая наружу эмоции. Может быть, это связано с рождением ребёнка?

Нет, не думаю. Просто с возрастом, так мне кажется, ты физически, на гормональном уровне, становишься спокойнее. По крайней мере у меня так произошло, и теперь я сначала думаю, а потом действую. А в юности я сначала делала, а потом думала: «Боже мой!» Помню, когда я ещё была школьницей, мама меня часто вразумляла: «Меньше говори, высказывай своё мнение, только если ты в нём стопроцентно уверена. Когда ты заявляешь что-то, не подумав, могут испортиться отношения и с учителями, и с одноклассниками». А я тогда была не уверена практически ни в чём. И только с возрастом научилась анализировать и понимать, что я чувствую, и лишь потом выражать своё мнение.

Это всегда получается? Никогда не бывает срывов, когда что-то возмутило, напрягло и вы поддались эмоциям?

Бывает. Я могу поддаться эмоциям в конкретный момент, когда меня что-то взбесило, но потом совершенно спокойно признать, что была неправа, так среагировав. В юном возрасте я была ведомой, я ещё не знала — кто я, какая я, поэтому мнение лучших подружек оказывало на меня влияние, меня было легко переубедить. И мама мне внушала, чтобы я старалась думать своей головой, а не так, как думает моя подружка или мой мальчик, который любил хоккей, а я его терпеть не могла, но ходила с ним на матчи и говорила, что тоже это люблю. Не надо бояться высказать то, что ты на самом деле чувствуешь. Сейчас, если муж хочет посмотреть какой-то фильм, а мне он не нравится, я так и говорю, и предлагаю посмотреть кино самому, а вместе — то, что нам обоим нравится. В юном возрасте мы всегда хотим понравиться своей второй половинке и часто в конфетно-букетный период представляемся не теми, кем на самом деле являемся. Но я в последних своих отношениях еще до Паши (муж, актёр Павел Лёвкин) поняла, что это неверный путь, и с самых первых свиданий старалась быть такой, какая есть, говорить, что я люблю, а что — нет, и если тебя это устраивает, давай пробовать, если нет — надо сразу расстаться. Зачем время тратить?

Как, по вашему мнению, развивается ваша карьера в кино? Вы на равнине или потихоньку идёте в гору?

Не знаю. Я думала, что проект «Развод» выстрелит и поможет мне быстрее дойти до такого актёрского результата, который позволит мне попадать в те проекты, в которых я бы хотела участвовать. Я всё время хожу на пробы в компании с одними и теми же девочками, и часто утверждают не меня, потому что в продюсерском кино очень важны медийные лица. Бывает, конечно, что так происходит по объективным причинам: они лучше показали себя. Для «Политеха» тоже хотели найти более медийную актрису, но, видимо, они не сумели продемонстрировать тот образ, который хотел увидеть режиссёр.

«Развод» получился легким, смешным фильмом, с прекрасным юмором и при этом говорящим о серьёзных вещах. Однако он не вызвал того отклика, которого можно было ожидать. И теперь я уже не думаю, какие из моих проектов выстрелят (а это всегда трудно предугадать) и что меня недооценили. А какое-то время назад мне постоянно казалось, что меня недооценивают, и я бегу за этим уходящим поездом медийности и никак не могу его догнать. Теперь я свыклась с тем, что у меня такой путь, а у кого-то он другой, возможно, более лёгкий. Спасибо за роли, которые мне дают. Я сконцентрировалась на развитии своего внутреннего багажа для того, чтобы в тот момент, когда ко мне приедет та самая драматическая роль, которую я хочу сыграть, я бы достойно её сыграла. А для этого нужен богатый внутренний мир, опыт и уверенность в том, что ты делаешь. Но если сравнивать карьеру с горой, то я ещё где-то у её подножия. Я иду по тропинке вверх, и мне далеко до пика. Я поздно окончила институт, и так получилось, что догоняю девочек, которые снимаются с двадцати лет, а я начала только в двадцать пять. И пока этот разрыв сказывается.

Сейчас, как мне кажется, ваш роман с кино ярче, чем у Паши. Как он к этому относится?

Максимум, что он может сказать: «Я тоже так хочу», — но не из зависти. Когда я прихожу с проб, он спрашивает: «Ну что, когда съёмки?» То есть он всегда уверен, что меня утвердят. Мы дополняем друг друга: он знает, что я мечтаю играть в мюзиклах, а он — сниматься в кино. Я вдохновляюсь тем, что он воплощает мою мечту, а я — его. И, возможно, когда-нибудь мы поменяемся местами: я буду на сцене звёздно петь, а он — блистать в кино. Между прочим, два года назад он довольно ярко стартовал, у него были интересные работы в очень хороших сериалах «Первокурсницы», «Стрим» и «Трудные подростки».

Аня, у вас были какие-то роли, благодаря которым вы что-то изменили в себе, или когда некая ситуация была проиграна вами в кино, а потом нечто похожее случалось в жизни, и актерский опыт помог?

История Риты Грачёвой из фильма «Сама виновата», вероятно, кому-то поможет заметить какие-то звоночки у своего молодого человека. Поможет понять, что это ненормально, когда тебя оскорбляют, унижают и тем более бьют. Это не признак любви. Я встречалась с молодым человеком, который контролировал меня, и думала, что это проявление заботы и любви. Сейчас я понимаю, что это было недоверие и проявление его комплексов, а не забота обо мне.

Вы сказали, что хотите сняться в драматической роли, потому что вас чаще используют в комедийных?

Да, потому что в моей фильмографии много условно легкого жанра, хотя все профессионалы понимают, что заставить зрителя засмеяться сложнее, чем заплакать. Если бы у меня было поровну комедийных и драматических ролей, возможно, я не гналась бы за драматическим жанром, но сейчас хочется большего разнообразия. И мне нравится копаться в психологии людей, находить причинно-следственные связи их поступков, осознавать, какие переживания они испытывают. Кстати, скоро на ИВИ выйдет сериал «Дайте шоу». Это серьёзная история про изнанку телевизионного мира с его подковерными играми, предательством, смертями, бандитизмом. Там мне как раз посчастливилось получить интересную драматическую роль.

Мне кажется, что сегодня добиться успеха и признания можно только в драматическом жанре и с драматической ролью. В советское время это было совсем не так…

Да, вы правы. Стать народным любимцем можно и, сыграв в комедии, люди как любили этот жанр, так и любят его сегодня. А уровень картины зависит не от жанра, но добиться признания в индустрии, того, чтобы тебя считали сильным, глубоким артистом можно, только играя драматические роли. Комедию, как сложный жанр, к сожалению, сегодня не воспринимают.

Часто люди, работающие в комедийном жанре — режиссёры, актёры, писатели-юмористы — в жизни совсем не весёлые. А вы какая?

Не могу сказать, что я хохотушка, шучу я редко, но метко, а вот чувство юмора в других ценю. И вообще я легкий человек, быстро отпускаю ситуации.

У вас были сложные ситуации, из которых вы сумели выбраться благодаря чувству юмора?

Я очень чутко реагирую на атмосферу в коллективе, и, если понимаю, что «пахнет жареным», стараюсь успокоить людей, но не шутя. Я как медиатор помогаю им услышать друг друга и разрешать конфликт в беседе, а сама стараюсь в такие ситуации не попадать.

Если вы точно знаете, что правы в каком-то второстепенном вопросе, будете спорить до упора или предпочтете не конфликтовать?

Если я понимаю, что это бесполезно, не буду тратить свое время и пытаться кому-то что-то доказать.

Вам повезло, потому что сцена и съёмочная площадка — это способ сублимации переживаний…

Да, ты это прожил и отпустил. После фильма «Сама виновата» меня часто спрашивали журналисты и актёры, каково мне было пережить то, о чём рассказывает фильм. Не казалось ли мне, что мой муж тоже способен отрубить жене руки? Я пыталась объяснить то, что испытывала моя героиня, я переживаю только на съёмочной площадке, но не тащу ничего домой. Как только звучала команда: «Стоп. Снято», я легко сбрасывала с себя весь этот кошмар.

Вы обсуждаете дома рабочие проблемы, переживания, или предпочитаете зашвырнуть все это куда подальше?

Я не могу не делиться, не могу держать всё в себе. Чем большему числу людей я сообщу о своём горе, о несправедливости судьбы, тем легче мне становится. Когда ты только сама в себе копаешься, то лишь усугубляешь переживания.

Значит, вы экстраверт?

Я всегда думала, что да, но с возрастом и скорее даже с появлением ребёнка поняла, что очень люблю быть одна, чего раньше в себе не замечала. Мне всегда было грустно одной, я хотела выйти в свет, общаться, а сейчас просто мечтаю оказаться в уединении.

Как же вы сейчас чувствуете себя в большой компании?

Если я иду на премьеру и знаю, что там не будет ни одного знакомого, то чувствую себя немного не в своей тарелке. Если это моя премьера или премьера друзей, где будет куча людей, которых я знаю, мне спокойно, а находиться в одиночестве в такой ситуации мне некомфортно. На красной дорожке я всегда фотографируюсь, но ухожу с коротких интервью — там часто задают странные вопросы, не имеющие никакого отношения к кино. Для меня это тяжело, поэтому сфотографировалась, ушла в зал и тихонько сижу себе, хотя, наверное, нужно вести себя совсем по-другому. Каждый раз с восхищением смотрю на своих коллег, которые преподносят себя иначе и о своих даже совсем небольших ролях говорят так, как о главных. Но это определённый дар, я этому даже научиться не могу.

Вы никогда не думали, глядя какой-то любимый советский фильм, что могли бы сыграть героиню, если бы жили в то время?

Я бы с удовольствием сыграла Миледи, и мне очень нравится Натали Портман в «Чёрном лебеде». У меня вообще есть незакрытый гештальт, и, наверное, он никогда не закроется. Дело в том, что в детстве я хотела стать балериной, но плоскостопие не позволило осуществить мечту. Тогда я подумала, что буду актрисой и сыграю балерину. Пока этого не произошло, но если бы мне пришлось сыграть что-то подобное «Чёрному лебедю», я бы изнуряла себя тренировками и довела до нужной формы.

Когда меня вызывают на пробы на ­какую-то роль, у меня бывает ощущение, что я тоже могла бы сыграть главную героиню, но у режиссёра или кастинг-директора своё видение. Я пробовалась в очень классный проект «Олимпиада» на главную роль. Всё было замечательно, но Женя Стычкин хотел, чтобы героиня внешне была более холодной, а внутри такой же страстной и заряженной, как я. У нас было множество примерок грима, мне меняли тон кожи, делали веснушки, пробовали цветные линзы, надевали разные парики, но раз не утвердили, значит, не удалось. В результате снялась Маша Карпова. Я очень рада за неё и уверена, что она прекрасно справилась. Это будет новое лицо в кино.

Когда я смотрела «Мастера и Маргариту», то белой завистью завидовала Юле Снигирь, но из-за возраста и того, как я сейчас выгляжу, понятно, почему меня не позвали на пробы. Теоретически я бы могла сыграть Геллу (её сыграла Полина Ауг), но я вряд ли подошла бы по типажу. Это был бы странный кастинг, потому что у меня классическая внешность, а должна быть демоническая.

Кстати, как вы относитесь к своей внешности сейчас и как относились раньше? Влияет ли, на ваш взгляд, на уверенность девушки в себе то, как её воспринимают окружающие, что говорили, даже родители в детстве?

Мне кажется, здесь нет никакой связи. Просто на кого-то действует, а на кого-то нет, кому-то всю жизнь говорят, что она красивая, и девушка будет действительно так считать, а кто-то, слыша то же самое, не будет этому верить. Мне родители говорили, что я хорошенькая, но я как раз не очень в это верила, и мне нужно было всё время какое-то подтверждение со стороны. Я прошла разные этапы, в том числе период «гадкого утёнка». В двенадцать лет я носила длинные волосы, но у одноклассницы появилась эффектная модная стрижка, к тому же тогда была безумно популярной группа «Тату», и я решила, что постригусь под Юлю Волкову. Но я стала с этой стрижкой похожа на мальчика, и периодически меня и называли мальчиком. Когда я училась в первом институте, с пятнадцати до восемнадцати лет, все говорили, какие у меня красивые глаза, но мальчики всегда обращали внимание на моих подружек, со мной никто отношений не строил, потому что я была маленькая, ещё как ребёнок, и они воспринимали меня милой подружкой. А девчонки, с которыми я дружила, были под метр семьдесят ростом и уже настоящие девушки. А я только к двадцати трём годам стала больше походить на девушку. Тогда уже я стала обращать на себя внимание мужчин. То есть внимание всегда было, но не такое, как я хотела, и никто никогда до этого возраста мне не говорил, что я красавица, женственная или сексуальная. А потом я уже сама нашла свой стиль, поняла, как подчеркнуть выигрышные стороны.

Уверенность в себе возникла тогда, когда вы увидели в зеркале изменения в лучшую сторону, или сыграло свою роль мужское внимание, а потом и серьёзные отношения?

Внимание и серьёзные отношения не дают тебе уверенности. В моём случае уверенность пришла в тот момент, когда я поняла, что невозможно всем нравиться. Ведь это абсолютная вкусовщина: для кого-то я буду невероятной красавицей с лучшим ростом и фигурой, а кому-то просто нравится что-то иное. У меня бывает период, когда я чуть-чуть поправляюсь и начинаю нервничать не из-за того, что кто-то подумает, что я толстая, а из-за того, что мне самой некомфортно в этом весе. Поэтому я всегда стараюсь вернуться в свои правильные килограммы.

А поступление во ВГИК не сыграло в этом положительную роль?

Нет, при поступлении да и потом я всё равно сравнивала: кто-то лучше, кто-то красивее, кто-то талантливее, у кого-то ноги длиннее. Взвешенный взгляд на все эти вещи пришел позже.

В «Политехе» снимались ребята младше вас лет на десять. Как вам игралось с двадцатилетними? Какие они?

Первое, что приходит на ум, это то, что они постоянно что-то снимают, фотографируют, монтируют для создания контента в соцсетях. Мы с Егором Корешковым обсуждали, что не особо заморачиваемся на этом, что у нас нет страничек во всех соцсетях, что мы не снимаем видео. Меня поражало, сколько сил у них уходит на это. Но от этих реалий уже, наверное, не уйти.

Сейчас телефон как средство голосового общения почти не используется, все друг другу пишут или наговаривают сообщения, даже когда это не продиктовано невозможностью написать…

Я тоже очень редко с кем-то созваниваюсь, только если что-то срочное и короткое. У нас есть семейный чат, где я ежедневно высылаю видео своего «мелкого», и там же мы переписываемся, но не созванивались даже когда недавно отдыхали в Таиланде. Если я в Москве, то каждый день звонит бабушка, с которой нужно поговорить по телефону. Вот эту традицию я выдерживаю, но сама больше никому не звоню. Мне, наверное, проще договориться о личной встрече, чем общаться по телефону. Не знаю почему, но я, к примеру, не могу учиться онлайн, не могу воспринимать информацию через компьютер или по телефону, мне нужно видеть человека, а не только слышать.

Вы говорили о подружках. А как у вас сейчас обстоят дела с дружбой?

У меня остались две подруги юности, и за последние несколько лет число близких друзей увеличилось до четырёх, даже до пяти человек, причём среди них есть один мужчина. Это люди, которым я доверяю и кого всегда рада видеть у себя дома. С ними мне комфортно поехать в отпуск, потому что они не будут меня напрягать две недели 24/7. Мы можем не общаться месяц, но если я напишу SOS, все они тут же приедут и помогут.

Совпадают ли у вас с Пашей взгляды и жизненные позиции? Есть ли общие увлечения?

Генерально мы с ним движемся в одном направлении, в целом наши взгляды на жизнь совпадают, а хобби различаются. Паше нравятся мотоциклы, он даже подарил мне сертификат на занятия по вождению, но я поняла, что это не моё. Мы гармонично друг друга дополняем, он может мне дать дельный совет, а я — ему. Правда, Паша часто быстро очаровывается и потом быстро разочаровывается, а я интуитивно чувствую нутро собеседника, и в этом смысле я ему иногда подсказываю, что с некоторыми людьми лучше быть настороже. Недавно я делала себе натальную карту у очень известного астролога, и я всегда думала, что разбираюсь в людях, потому что интересуюсь психологией, а астролог сказала, что просто у меня такая интуиция, что я чувствую энергетическое поле и могу предугадывать поведение человека. И, как правило, я могу сказать на несколько шагов вперед, как кто-то поступит, а Паша — нет. Я поняла, что надо доверять первому ощущению, оно всегда верное.

Что вы не приемлете в людях, с чем категорически не можете мириться? Кто не смог бы стать вашим другом?

Я буду избегать общения, если люди играют в подковёрные игры, лицемерят, «переобуваются на ходу». У меня есть знакомые — неплохие, но чересчур беспечные люди, которые могут рассказать историю, забыть и на следующий день рассказывать её снова, добавив какие-то детали, которых не было до этого. Им всё равно, с кем делиться, ты для них просто контейнер, куда можно всё вылить. Для них главное — быть в центре внимания. Такие люди меня раздражают.

Это неприятно, но еще неприятнее, когда тебя слушают без внимания и тут же забывают, что ты рассказывала…

Да, именно так. У меня был партнёр, который каждый день что-то мне рассказывал, и я ему тоже, но потом поняла, что ему абсолютно всё равно, что я говорю. Он не запоминает вообще ничего, потому что настолько сконцентрирован на себе, что до меня ему совсем нет дела. Таких людей я не люблю. Мне кажется, что прекрасное свойство человека — внимательность, и, кстати, в отношениях между мужем и женой оно просто основополагающее.

текст:
Марина Зельцер
фото:
Юлия Лисой,
Вероника Чагина