ВАЛЕНТИНА ЛЯПИНА: Моя главная любовь – кино

ВАЛЕНТИНА ЛЯПИНА
РЕКЛАМА
golf_club

Валентина Ляпина попала в кино в десять лет и к двадцати одному году снялась в семидесяти фильмах, в том числе и в главных ролях. Красивую рыжеволосую юную актрису заметили, а после выхода сериала «Мир, дружба, жвачка» полюбили. В 2022 году после работы в «Молодом человеке» и «Жизе» она даже возглавила ТОП‑100 популярных персон на «Кинопоиске». Ей прекрасно удаются и драматические роли, и комедийные, характерные, а в только что вышедшей на большой экран картине «Бременские музыканты» она освоила жанр сказки, мюзикла и приключенческого кино, сыграв очаровательную Принцессу. Мы поговорили с нашей героиней о возрасте, о принце и сказках, об отношении к профессии и жертвах ради неё, а также о том, что её радует и интересует вне съемочной площадки.

Валя, чем ты сейчас занята, идут ли съёмки?

Съёмки в одном проекте практически завершены, так что я наслаждаюсь жизнью и стараюсь максимально продуктивно проводить время, занимаясь тем, что люблю, и делами, которыми не успевала заняться в рабочий период.

Проект, который заканчиваешь, это сериал или полный метр, и что у тебя за роль?

Это полный метр. Работа очень интересная, в частности потому, что я проживаю со своей героиней с четырнадцати до тридцати лет, и скажу честно, о подобном я даже не мечтала. Я удивлена и рада, что мне предложили такое. История начинается в «нулевые» годы и продолжается до наших дней.

У тебя сейчас большой перерыв в съёмках?

Сниматься начну в марте. Наконец-то у меня появился большой свободный от работы промежуток времени и возможность решить некоторые насущные вопросы, например, разобраться со зрением.

Плохое зрение мешает в жизни или в работе? Сейчас же предлагаются оправы на любой вкус и цвет, это даже модный аксессуар, к тому же существуют линзы…

В подростковом возрасте я носила очки, иногда в линзах снималась, а сейчас постоянно хожу в линзах и чувствую себя зависимой от них. Они могут мешать, а если что-то попадет в глаз, то это гиперчувствительно. Да и вообще мне хочется просыпаться и видеть этот мир ясно, а не размыто. А очки мне как-то не по душе, я давно приняла решение исправить зрение и хочу это сделать.

Ты не трусиха? На операцию идешь решительно?

Это делается лазером буквально за две минуты. Я иду к проверенному врачу да и вообще докторов уже давно не боюсь. Я сама проявляю инициативу, когда речь идёт об улучшении здоровья, тщательно слежу за ним. Это в детстве я могла бояться зубных врачей и не только, но я выросла.

На три месяца паузы ты распланировала только решение вопросов со здоровьем и какие-то важные дела или отдых тоже?

Об отдыхе я пока не задумывалась. Сейчас у меня в приоритете здоровье и то, чем я не могла заняться долгое время. Я в детстве и в подростковом возрасте семь лет занималась танцами, поэтому сейчас очень хочу добавить их в свою жизнь на постоянной основе.

И какими танцами хочешь заниматься?

Уличными стилями. Это обобщающее название огромного числа направлений: хип-хоп, хаус, джаз-фанк, мой любимый афро и другие.

Ты же это и раньше танцевала, занимаясь с родителями?

Да, папа и мама у меня директора школ уличных танцев. И я как раз у них занималась и хочу это восстановить.

Если ты уже ас в этом стиле, не хотела ли попробовать себя в чём-то другом?

Нет, уличные стили — моя стихия. Просто отсутствие практики очень сказывается, и я хочу вернуть свой уровень и выйти на следующий.

Какой день ты назовёшь самым лучшим для себя?

Наверное, тот день, когда я буду заниматься тем, от чего получу максимум удовольствия, например, смотреть много кино. Еще большую радость я испытаю, если рядом со мной будут мои близкие и они будут счастливы. Но возможен и такой вариант: рабочая смена, всё идёт как по маслу, мне дают пробовать мои предложения, отличная компания людей, с которыми находимся на одной волне, я делаю что-то новое для себя, и это получается. А может быть и так: я путешествую, и всё складывается прекрасно, включая погоду.

Важно ли для тебя окружение, чтобы испытать радость от путешествия?

Нет, я и одна могу получить огромное удовольствие, и в компании, просто звёзды должны сойтись.

Значит, ты уже ездила одна?

Да, и не раз. И в Эмираты, и в Турцию.

В первый раз ты нарочно поехала одна, или так получилось?

Это было в девятнадцать лет. Я очень хотела перезагрузиться после съёмок «Жизы», и мне нужны были Интернет-детокс, отсутствие общения, океан, манго и солнце.

До восемнадцати лет родители сопровождали тебя на съёмки в другие города. Это понятно, так положено. Но через год ты едешь одна в чужую страну. Они тебя спокойно отпустили?

Конечно, бывает, что родители и сегодня относятся ко мне как к ребенку, хотя я уже давно самостоятельная личность. Но тогда по их просьбе я постоянно была с ними на связи, сообщала, что у меня всё хорошо. И я сама не ищу приключений, сознаю все риски и потенциальные проблемы за рубежом, особенно в арабских странах. В основном я находилась на территории отеля, где были и пляж, и бассейн, выезжала только на официальные экскурсии.

Ты ни с кем не знакомилась в отеле, не общалась? Я не имею в виду романтические отношения…

Разумеется, я отвечала, когда со мной здоровались или что-то спрашивали, но с кем-то заводить диалог не было необходимости. Правда, однажды со мной познакомился интересный человек, у нас завязался разговор, мы пару часов болтали, но это случилось уже под конец отпуска, когда я восстановилась и была полна сил.

Это не перешло в дальнейшее общение, в переписку?

Нет.

Ты стараешься планировать свою жизнь, в том числе и занятость. Но от тебя же, мягко говоря, далеко не всё зависит. Предположим, тебя утвердили на роль, и тут поступает ещё одно прекрасное предложение, и сниматься надо параллельно, а за этим — ещё одно, даже лучше, просто роль мечты. Как ты поступишь?

Если это будет предложение мечты, то мечте надо следовать, и, конечно, тут возможны жертвы. У меня уже был такой опыт. Но подобное происходит очень редко. А вообще я считаю, что невозможного нет, всё всегда зависит от людей, от их желаний, и если это действительно твой проект, то он будет твоим.

Ты не раз говорила, что чувствуешь себя взрослее своих лет, хотя выглядишь моложе. Когда ты стала себя так ощущать, и почему? И есть ли такие зоны, где ты ещё маленькая?

Мне кажется, я окончательно осознала, что ощущаю себя не на свой возраст лет в шестнадцать. Ты общаешься с ровесниками и понимаешь, что у тебя уже другое мировоззрение, ты в чём-то более опытна. А где-то я действительно чувствую себя маленькой. И как раз потому, что в чём-то у меня больше опыта не реального, а «киношного». Я уже проживала в кадре то, чего в моей жизни ещё не было, да и не хочу, чтобы было, но всё равно этот опыт оставляет отпечаток. То есть в чём-то я еще наивная, маленькая и неопытная, а в чём-то взрослая, и этот контраст — я.

Была ли роль, которая помогла тебе не «наступить грабли» или сориентироваться в сложной жизненной ситуации?

Я не могу сказать, что у меня были ситуации, как у моих героинь, но определённые выводы я делаю для себя из каждой роли. Есть и особенно значимые в этом смысле роли, например, опыт моей героини Полины в «Жизе» для меня чрезвычайно важен.

А конкретнее?

Я поняла, что в жизни нужно быть сильной, хотя сильной я всегда была, но надо ещё уметь противостоять своим желаниям. Моя героиня живёт в детдоме, и кажется, что она научилась правильно выстраивать отношения с людьми, так, чтобы в этом жёстком мире не оказаться жертвой. Но её захлёстывает чувство, ведь она давно влюблена в своего педагога по актёрскому мастерству, на которого смотрит сквозь розовые очки. В результате она попадает в травмирующую ситуацию. И я не понимаю, как можно было довериться взрослому мужчине, заняться с ним любовью, не думая о последствиях, и в результате стать ответственной за них. Это был наивный поступок, указывающий на отсутствие опыта у неё.

Я думаю, что это была психологически очень сложная роль для тебя…

Да, но в фильме «Подслушано» у меня была ещё более тяжёлая роль, и морально, и физически. Там я играла готовность героини убить, и мне нужно было дойти до соответствующего нервного состояния, что, конечно, очень нелегко, и мне бы, наверное, не хотелось снова проживать подобное на съёмочной площадке.

Валя, зачем тебя родители в девять лет отдали в модельный бизнес?

Они спросили, интересно ли мне это, я сказала, что да. Я была очень живым ребёнком, мне нужно было постоянно направлять куда-то свою энергию, и я постоянно открывала что-то новое для себя. Я помню, как на первых показах щёлкали камеры, было много фотографов, зрителей, и мне это было приятно.

Ты не была стеснительным ребенком?

Нет, я к этому времени уже пела и пару лет занималась спортивно-бальными танцами, выступала на сцене.

Тебя все считали красивой девочкой и предложили стать моделью именно поэтому. Может быть, это придало тебе ещё больше уверенности в себе?

Я об этом вообще никогда не задумывалась. В детстве я не занималась самоанализом, как сейчас.

Когда ты стала задумываться о своей внешности и замечать, что мальчики начинают обращать на тебя особое внимание? Красивая, умная, ещё и в кино снимается, наверное, они бегали за тобой…

Как раз, когда я была подростком, особого внимания со стороны мальчиков не было. Как утверждали мои родители, да и я с годами это поняла, они просто меня боялись: видели, что я снимаюсь в кино, бываю на обложках журналов, и это их смущало. Друзья у меня были, но комплименты мне делали редко, и я не страдала от этого, да и в зеркало не любила смотреться. Я воспринимала модельный бизнес и кино как хобби.

Какой фильм тебе принёс первый серьёзный актёрский опыт?

В «Закрытой школе» и в короткометражке Оксаны Бычковой «Чемодан» я работала с очень хорошими артистами, старалась, делала всё, что могла, но всё равно лет до тринадцати воспринимала всё это как игру. Профессионально я включилась только на проекте «Чужая дочь». Тогда я начала осознавать всю серьезность происходящего, плюс это была моя первая главная женская роль со сложными эмоциональными сценами: надо было страдать, кричать, плакать. А рядом было очень много замечательных актёров: Игорь Петренко, Любовь Толкалина, Анатолий Кот, и из-за этого я тоже очень переживала. Кроме того, это была первая роль, которая подразумевала серьёзную подготовку к съёмкам. Я училась кататься на скейтборде, гонять на карте, причём здесь я достигла успеха — научилась развивать скорость до восьмидесяти километров в час. Недавно я села в карт и не поняла, как мне удавалось тогда так разогнаться. Когда была ребенком, мне было не так страшно, я не осознавала опасности, но ребенком тебе не так страшно, ты не осознаёшь всей опасности, а сейчас я трусиха в этом плане.

Где ты находила эмоциональную составляющую для роли? Мастерства, школы у тебя же не было, только интуиция и способности…

Когда надо было плакать, я вспоминала о чем-то очень грустном. Кроме того, Игорь Петренко мне помогал, делился опытом. Я не играла, да и сейчас не работаю на технике, считаю, что это заметно зрителю, поэтому у меня всегда живое подключение. Но теперь мне не нужно представлять что-то личное, я глубже погружаюсь в материал и оттуда черпаю ресурс для воплощения чувств героинь.

Что для тебя сложнее — проживать драматическую роль, как в «Жизе», играть в комедии или в сказке вроде «Бременских музыкантов»? Ведь говорят, что комедия — потный жанр…

Действительно, в лёгких, комедийных ролях невозможно расслабиться, потому что заставить зрителя смеяться трудно. Однако в сложных драматических ролях на тебя может психологически давить сам материал. Ты это ощущаешь во время работы и после смены. Но пока реально очень тяжёлых ролей у меня было не так много, и они все невероятно значимы для меня, хотя после них мне нужно было дольше восстанавливаться. Роль Принцессы, хотя и прекрасная, и я безумно люблю её, и материал жизнеутверждающий, тоже была выматывающей.

Что помогло ощутить себя принцессой в сказке?

Во-первых, я серьёзно готовилась, изучала сказки, мюзиклы, мультфильмы и вдохновлялась ими. Во-вторых, очень помогали грим и костюм. Когда я надевала эти платья, корсеты, парики, корону, которую я обожаю, то сразу ощущала себя Принцессой. Я хотела как можно больше сцен играть в короне, а потом оставила её себе. Плюс декорации, грим, костюмы других персонажей работали так, что мы все сразу окуналась в сказку, но всё равно без подготовки не добились бы такого результата, потому что почва была ещё не прощупана.

Ты сыграла Принцессу, и она нашла своего Принца. Хочешь ли ты сама встретить принца, и каким он должен быть, твой принц? Не думаешь ли ты о том, что можно влюбиться, а герой окажется совсем даже не принцем?

Я думаю, что само понятие принца важно для детей, чтобы они могли выстроить адекватное отношение ко второй половинке, чтобы они увидели, на какие подвиги можно пойти ради Принцессы — девочки, девушки. Конечно, это будет не сражение с драконом, не поцелуй, который тебя оживит, но такие сказочные истории помогают юным в начале пути узнать, что такое идеал и истинная любовь. А это возможно, лишь когда рядом с тобой человек, на которого ты можешь положиться, который тебя понимает или хотя бы старается понять. Который готов ради тебя идти на серьёзные поступки, причём, не через силу, а искренне. Выходит, что твоим Принцем будет тот, кто соответствует всему перечисленному. Конечно же тут многое зависит от судьбы и от того, как вы выстроите отношения. Ты получишь то, что будешь позволять по отношению к себе.

Чисто гипотетически, в каком возрасте ты хотела бы выйти замуж? Ты все еще чувствуешь себя совсем юной и планируешь продлить беззаботную жизнь, занимаясь собой и карьерой, или нет? Некоторые с детства мечтает выйти замуж и завести детей…

В детстве и до недавнего времени я хотела по примеру родителей рано выйти замуж. Маме тогда было восемнадцать лет, папе — двадцать, но родилась я только через семь лет после их свадьбы. Но, как говорят, если хочешь рассмешить Бога, расскажи Ему о своих планах, загадывать бессмысленно. Есть девушки, которые в раннем возрасте становятся мамами, чему радуются, делятся опытом, но это их путь, у меня он другой. В этом смысле я больше доверяю судьбе, зато профессиональные цели ставлю себе сама и достигаю их. Я считаю, что нужно делать то, что от тебя зависит, а то, что не зависит, ты получишь потом. Как говорит моя мама: «Дети появляются, когда захотят».

Как и с кем принималось решение, куда тебе следует поступить после окончания школы?

На эту тему у меня были разговоры с родителями и со знакомыми артистами. В конце концов мы решили, что надо поступать в театральный институт. Я выбрала Школу-студию МХАТ, потому что курс набирал Виктор Рыжаков, и «Щуку», где в первый раз мастером стал Кирилл Пирогов. Но именно потому, что сам он ещё не совсем крепко стоял на ногах, он не смог лоббировать меня.

В каком смысле «лоббировать»? В смысле поступления, или чтобы тебе позволили досняться два месяца после начала учёбы?

И в Школе-студии МХАТ, и в «Щуке» я прошла все три тура, а в самом конце на коллоквиуме уже стоял вопрос о моих съёмках.

Неужели именно в этих двух месяцах была загвоздка?

Да, это было дело принципа для руководства вузов. А для меня быть профессионалом означает абсолютную невозможность бросить проект, в котором участвуешь. Но они считали, что учёба важнее. Сначала ты должен учиться, а потом всё остальное. Проблема в том, что моя ситуация была нетипичной: ещё до поступления я очень много снималась, преподаватели это не любили и раньше, не любят и сейчас. Мне решили показать, кто тут главный, и каждый остался при своём. В итоге я поступила в ИСИ.

Но через год ты ушла оттуда. Не думала ещё раз попробовать поступить в одно из легендарных театральных учебных заведений, учитывая мастера, конечно?

Нет, я ушла из ИСИ с абсолютным пониманием того, что мне сейчас это не нужно ни здесь, ни в других вузах. Я знала от многих молодых актёров, что и как там происходит, и особой разницы не видела.

Ты говорила, что несмотря на молодость хочешь попробовать себя в режиссуре. Конечно, некоторые актёры становятся режиссёрами, не имея профильного образования. Но так, чтобы совсем без обучения в театральном или киновузе, я что-то не припомню…

На самом деле есть очень много примеров, и самых ярких. У Тарантино, Кэмерона, Люка Бессона, Кубрика, Спилберга нет профессионального режиссёрского образования. Я сама пока не знаю, не могу себе до конца ответить на вопрос, нужно ли мне режиссёрское образование, чтобы реализовывать себя. Я считаю, что конечно же получить базу, знания — это хорошо, но без опыта тут тоже не обойтись. На мой взгляд, это даже важнее. Что касается технических моментов, например, монтажа, то можно нанять специалиста, режиссёра монтажа. Разумеется, когда режиссёр разбирается в монтаже или ещё в каких-то профессиональных областях, это всегда в помощь, но в начале пути, думаю, можно попробовать и свободный полёт.

Были ли в твоей жизни, особенно в детстве, такие люди, к которым ты на съёмках могла прижаться, поплакать, если что-то не получается?

У меня никогда не было проблем в отношениях с людьми. Я очень открытый человек и со всеми всегда находила общий язык, и после каждого проекта у меня оставались с ними дружеские отношения. Даже спустя годы, если мы пересекались снова, встречали друг друга с радостью. А в детстве… Это было так давно, что я уже и не вспомню. Время идёт, мы меняемся. Но есть те, с кем я до сих пор продолжаю общаться, и те, с кем увижусь и пойму, что было классно, когда мы вместе работали, и те, с кем не общаюсь, но никакого конфликта между нами нет.

С кем ты дружишь сейчас?

Это в основном мои коллеги по проектам последних лет: Полина Гухман, Ксюша Трейстер, Егор Кирячок. Еще два человеческих приобретения из «Бременских музыкантов» — Ира Горбачева и Тихон Жизневский.

Раньше на съемки в другие города с тобой чаще ездил папа. У тебя с ним более доверительные отношения, чем с мамой? Или с ним ты делилась больше рабочими, творческими переживаниями, а с мамой — девчоночьими?

У меня всегда были разные отношения с папой и мамой, но с обоими близкие. Чем-то я больше делилась с папой, а какими-то девчачьими темами — с мамой. Так это и осталось, но у нас есть такое понятие, как семейный совет, на котором мы можем вместе что-то обсуждать. У меня нет закрытых, запретных тем в разговорах с папой или с мамой. Просто во всём должна быть мера.

Твоему брату Косте уже девять лет. Какие у вас отношения? Ты можешь с ним поговорить по-взрослому?

С Костей я порой могу поднимать какие-то взрослые темы. Он не по возрасту умненький, очень много читает, изучает, ему многое интересно. Он тоже общительный, но всё равно какие-то совсем уж серьезные темы с ним ещё рано обсуждать.

Ты ждешь, когда ему исполнится лет двенадцать-тринадцать и он станет равноправным в общении?

Честно говоря, я волнуюсь, ведь на моих глазах растут два человека, две личности, причём, совершенно разные — Костя и Кристина, которой пока четыре года. И если раньше у меня включался материнский инстинкт, то сейчас скорее старше-сестринский. Я их очень люблю, хочу, чтобы у них всё было хорошо, и стараюсь всё для этого делать.

Насколько тебе важно, как ты выглядишь? Любишь ли ты, перемерив столько красивой одежды в работе, наряжаться в повседневной жизни?

Да, конечно. С опытом своих ролей я всё больше понимаю, какой стиль мне ближе, но всё ещё, наверное, на пути к своему, хотя мне не нравится всегда быть однообразной. Я могу надеть и платье в пол, и мини-юбку, и огромные, сверкающие украшения, а могу ходить просто в худи и джинсах. Всё зависит от настроения. Но я очень люблю наряжаться, особенно когда есть повод. На премьеру или какое-то официальное мероприятие всегда сама себе создаю образ, к чему очень трепетно отношусь, и порой могу посвятить этому много времени. Если я хочу помодничать, всё равно не гонюсь за трендами и придерживаюсь своего стиля. Гламурные журналы я не читаю, мне это неинтересно, ориентируюсь на зарубежных звеёд на красных дорожках.

В повседневной жизни пользуешься косметикой?

Обычно я хожу «натюрель», могу даже синяки не замазать. Я за естественность. Считаю, что это действительно красиво. А на важные для меня знаковые события, мероприятия могу даже поэкспериментировать с макияжем, потому что люблю приходить в совершенно разных образах.

Ты часто говоришь о саморазвитии. Что сейчас входит в это понятие для тебя, и что в искусстве, кроме кино и танцев, интересовало тебя в детстве и интересует сейчас?

В детстве я часто ходила в театр, и в драматический, и на мюзиклы, и смотрела много фильмов, в том числе документальных про съёмочный процесс и любимых актёров, читала книги о кино. Всё это было очень интересно. Меня часто водили по музеям, и я с удовольствием записывалась даже на школьные экскурсии. А сейчас я постоянно смотрю кино.

Если ты приедешь в другой город, куда ты прежде всего пойдешь: в кино, в музей или просто погуляешь по улицам?

Безусловно, есть места, куда ты обязан пойти, когда приезжаешь в тот или иной город. В Париже ты должен посетить Лувр и Эйфелеву башню, даже если тебе это не очень интересно. А вообще я попробую всё совместить, но если время ограничено, то скорее всего прогуляюсь по улицам, посмотрю, как живут люди, потому что мне интереснее современность, чем история. Я очень избирательна в искусстве, на мой взгляд это дело вкуса. На что-то могу смотреть часами и наслаждаться, а мимо чего-то просто пройти. Я считаю, это нормально, насильно мил не будешь.

Что тебе близко, например, в живописи?

Мне очень нравится эпоха Возрождения, но моя главная любовь — это искусство кино. И поэтому на то, что связано с ним, я трачу гораздо больше времени, чем на все остальное.

Ты так полюбила кино, потому что начала рано сниматься, ведь тебя и в театр водили? Или какое-то время эти два направления в искусстве были на равных?

Какое-то время были на равных, а когда я начала работать, предпочтение отдала кино.

Ты сторонница ЗОЖ. В чем заключается твой здоровый образ жизни?

У меня не нудный ЗОЖ, а в меру, надо адекватно ко всему относиться. Когда я сижу на диете, готовлюсь к съёмкам, я очень многое себе не позволяю. Но я ем то, что полезно и вкусно. А в отпуске или просто в паузы, когда отдыхаю, я всё себе позволяю: люблю и картошку фри, и молочный коктейль, и шоколад. ЗОЖ — это в целом моё отношение к тому, что я потребляю. Для меня очень важно и питание, и то, что я пью, и то, как я отношусь ко сну. Человек должен выбирать то, что для него в приоритете. Для меня в силу профессии в приоритете выглядеть так, чтобы я нравилась, чтобы на меня хотели смотреть.

Ты можешь позволить себе пойти на встречу с друзьями или с любимым человеком и засидеться до ночи, или смотреть кино допоздна?

Это зависит от занятости, ведь если у меня на следующий день съёмка, то, конечно, я не буду ложиться в три часа ночи.

Ради чего-то ты можешь сократить свой сон с семи часов до пяти?

Во время съёмок — нет, я этого не позволяю себе. На меня это влияет. Я себе такое разрешаю, только когда у меня нет каких-то обязательств и я живу как хочу и могу выглядеть как угодно.

Если ночью позвонит близкая подруга, с которой надо поговорить именно сейчас, потому что ей плохо, а у тебя завтра съёмка, как ты поступишь?

Конечно, я сделаю все, что в моих силах, но в разумных пределах, чтобы это не затянулось до трёх-четырех часов ночи.

Чего ты не ешь во время съёмок и что вообще исключила из своей жизни?

Последнее время я не люблю газировки и исключаю всю еду, которая может спровоцировать неправильные реакции в организме, то есть всё сладкое, от чего могут высыпать прыщи, и всё жирное, от чего может пропасть лёгкость в кадре. Я не ем фаст-фуд, и у меня на съёмочной площадке всегда отдельное питание.

Значит, во время длительных съёмок ты ни разу не возьмёшь в рот ни одной конфетки, ни одного пирожного?

Это вопрос ответственности. Если у меня три дня выходных, я могу себе что-то позволить в первый или во второй день, но чтобы это не помешало работе. Дело в том, что я жуткая сладкоежка, и мой организм работает так, что если я съем немного шоколада или половинку пирожного, то потом захочу съесть всю плитку и ещё не одно пирожное.

текст:
Марина Зельцер
фото:
архивы пресс-служб