ВИЛЕНА И МАКСИМ ЗАВОЗИНЫ: Жизнь, посвящённая спорту

ВИЛЕНА И МАКСИМ ЗАВОЗИНЫ
РЕКЛАМА
Babyer Magazine

Вилена и Максим Завозины — потомственные фигуристы, основатели «Лиги ­фигурного ­катания», одной из старейших автономных некоммерческих организаций. «Лига фигурного катания» — сертифицированная спортивная школа, входящая в официальный ­реестр ­Федерации фигурного катания города Москвы, — уже второе десятилетие занимается развитием этого вида спорта в нашей стране и за рубежом. Тренеры школы подготовили ­свыше тысячи спортсменов, которые сегодня успешно выступают на российских и международных соревнованиях. «Лига фигурного катания» проводит ежегодные квалификационные старты, на которых юные фигуристы подтверждают и защищают спортивные разряды.

Максим Завозин — потомственный фигурист, мастер спорта международного класса, чемпион мира среди юниоров, серебряный призёр Чемпионата четырёх континентов, многократный победитель международных соревнований серии гран-при, участник Олимпийских игр в Ванкувере. Максим был членом команды Елены Водорезовой, подготовившей олимпийскую чемпионку Аделину Сотникову, серебряного призёра чемпионата Европы 2015 и 2017 гг. Максима Ковтуна, двукратного призёра чемпионата России Марию Сотскову и серебряного призёра чемпионата Европы Артура Даниеляна.

Вилена Завозина — руководитель и старший тренер «Лиги фигурного катания», кандидат в мастера спорта, член Федерации фигурного катания Москвы, спортивный менеджер и организатор международных сборов и семинаров по фигурному катанию.

Спортивная семья Завозиных открывает первый номер Babyer Magazine в 2024 году.

Вилена, расскажите, как вы познакомились друг с другом, ведь вы жили и работали в разных городах.

История нашего знакомства удивительна. Наши пути нигде не пересекались, объективно мы вообще не должны были встретиться. Случилось это так: в начале своей тренерской карьеры, впрочем, так же, как и сейчас, я хотела развиваться. Я постоянно училась и стремилась попасть на тренерский судейский семинар, который ежегодно проводится в разных городах России. Тогда он проходил в Омске, и я прилагала все силы, чтобы принять в нём участие, но мне по чисто бюрократическим причинам не давали разрешения поехать туда и получить судейский сертификат. В общем, чтобы оказаться на семинаре, мне пришлось зарегистрироваться от другой федерации, друзья помогли, выручили.

Я купила билет на самолёт, прилетела в Омск и там узнала, что в семинаре будут принимать участие очень известный хореограф и знаменитый тренер. Выходило, что не напрасно старалась, будет что послушать.

На этот же семинар собирался прилететь и Максим, о чём я, разумеется, не знала. Его пригласили в качестве главного тренера по скольжению. В московском аэропорту с Максимом произошла неприятность: он забыл дома паспорт. Пришлось ему возвращаться, на свой рейс он опоздал и летел другим рейсом, уже за свой счёт. В конце концов до Омска он добрался, на семинаре мы с ним познакомились, разговорились и поняли, что нам безумно интересно друг с другом.

Сам семинар завершился для меня тем, что я на отлично сдала экзамен, но сертификат у меня аннулировали, потому что я была зарегистрирована не от своей федерации.

В каком году была учреждена «Лига фигурного катания» и кто был инициатором создания школы?

«Лига фигурного катания» была создана в 2011 году. Как организация она была зарегистрирована в Уфе — городе, где я родилась.

Что представляет собой «Лига фигурного катания» сегодня?

Сейчас у нас в Москве действуют два филиала, в каждом из которых занимается порядка полусотни детей ­разного уровня подготовки — от «юного фигуриста» до кандидата в мастера ­спорта. Мы ожидаем, что в 2024 году наши спортсмены попадут на всероссийские соревнования, чтобы там отстаивать звание кандидата в мастера. В настоящее время в «Лиге фигурного катания» мы готовим одиночников — девочек и мальчиков.

У нас солидный аккаунт с многочисленными подписчиками. С нами на связи очень большое число тренеров из разных уголков нашей страны и ближнего зарубежья. Мы их поддерживаем и помогаем развиваться. Каждый месяц в «Лигу фигурного катания» приезжают спортсмены и тренеры на стажировку для повышения своего профессионального уровня.

С какими трудностями вам пришлось столкнуться на первых порах? Оказывали ли вам в это время поддержку ваши коллеги, друзья?

Поначалу я действительно столкнулась со множеством трудностей, в частности потому, что в то далёкое время частные спортивные школы ещё не получили широкого распространения. Наверное, я оказалась одной из первых, кто в таком маленьком городе, как Уфа, рискнул это сделать. Было сложно получить арендное время, а затем — добиться, чтобы оно было хорошим.

Поддержку мне оказывали только близкие друзья, и я им за это очень благодарна. Я не могу сказать, чтобы меня поддержал кто-нибудь из так называемых «людей, принимающих решения». Наоборот, мне казалось, что все они стараются ставить мне палки в колёса.

Неужели кто-то нарочно мешал вам работать, строил козни, намереваясь разрушить ваши планы?

К тому времени, как мы с Максимом познакомились, у меня уже было несколько школ в Башкортостане. Так называемые «главные люди фигурного катания республики» звонили директорам катков, где у меня была аренда, и настоятельно «рекомендовали» закрыть мои школы. Мне было тяжело, ведь я родилась в простой семье и у меня не было папы, который мог бы одним звонком решить все проблемы. Но я верила в свои силы и знала главное: всё, что я делаю, помогает развивать фигурное катание в республике.

Я поняла, что нужно что-то делать, как-то выбираться из сложившейся ситуации, ведь если всё будет продолжаться в том же духе, мои школы могут быть закрыты, а моя тренерская карьера может на этом бесславно завершиться. Словом, на старте мне было очень тяжело с организационной точки зрения. Да и потом, в первые годы становления и развития школы, не легче.

После того, как я переехала в Москву, мои школы в Уфе ещё пару сезонов продолжали работать. Кстати, там до сих пор владельцы частных школ фигурного катания испытывают огромные трудности с тем, чтобы не только выставить своих участников на первенство республики, но даже на городские соревнования. Они часто звонят мне и просят совета. В общем, я переехала в Москву и решила уже здесь организовать школу фигурного катания, для чего у меня было достаточно знаний, опыта и ресурсов.

Что касается знаний и опыта — с этим нет вопросов. Однако откуда в Москве было взяться ресурсам?

Однажды летом, еще до встречи с Максимом, на свадьбе своей подруги я познакомилась с подругой её детства, которая жила в Москве. Мы разговорились, и я рассказала, чем я занимаюсь, что у меня частная школа фигурного катания. Она очень заинтересовалась и призналась, что сама работает коммерческим директором в школе спортивного клуба «Крылья Советов». Это был тот самый момент, когда звёзды сошлись, космос помог, и я поняла, что хочу открыть школу в Москве. Она предложила мне сразу переехать в столицу, где у меня будет работа, дадут лёд и обеспечат возможность набрать группу.

Словом, когда мы познакомились с Максимом, я вспомнила об этом предложении, о том, что в Москве есть надёжный человек, который меня поддержит. И действительно, меня взяли на работу в «Крылья Советов», дали хорошее время для тренировок на льду, я организовала набор детей и на старте просто работала там в качестве тренера. Тем не менее меня не оставляла мысль организовать собственную частную школу.

Вы сейчас поддерживаете отношения с российскими спортивными клубами, с другими спортивными организациями? В каких соревнованиях принимают участие ваши воспитанники?

Сегодня «Лига фигурного катания» входит в реестр спортивных организаций Федерации фигурного катания Москвы, и это меня очень радует. И, разумеется, мы теснейшим образом контактируем практически со всеми организациями, которые занимаются развитием нашего вида спорта не только в Москве, но и по всей России.

Наши спортсмены участвуют на соревнованиях, проводимых Федерацией фигурного катания Москвы, а также Федерацией фигурного катания России. Сейчас мы ждём места на всероссийских соревнованиях для нескольких наших спортсменов старшего возраста. Подать туда заявки много желающих, однако число мест ограничено. Поэтому и мы ждём, когда примут нашу заявку. Мы будем выставлять спортсменов по разряду кандидатов в мастера спорта. Также мы собираемся выставлять несколько спортсменов младшего возраста на первенство Москвы. Это один из самых важных стартов, которые открывают дорогу на Первенство России по младшему возрасту.

Расскажите о вашей команде, о специалистах, работающих в «Лиге фигурного катания».

Наш тренерский состав сложился не сразу. Постепенно находились близкие нам по духу люди, которые так же, как мы, хотели развиваться, прогрессировать вместе со своими спортсменами. Мы постоянно на связи: в наших чатах мы всегда можем обсудить важные для нас моменты — технику катания, компоненты… У нас вообще замечательная команда, все сотрудники открыты, готовы учиться, впитывать знания, набираться опыта.

У нас довольно большой коллектив, кого-то из тренеров мы знали очень давно, кто-то просто хотел работать в нашей организации и теперь работает вместе с нами. Каждый тренер знает, с чего начать и как дальше развивать спортсмена. Занятия по классической хореографии ведёт известная артистка Кремлёвского балета, занятия по танцевальной подготовке также ведёт отличный педагог. У нас замечательные постановщики программ, в прошлом достаточно известные фигуристки-одиночницы. В нашей команде работает олимпийский чемпион Максим Маринин, отвечающий за технику прыжка. Он помогает нашим детям осваивать многооборотные прыжки, работая с ними на лонже. Это такое специальное страхующее приспособление, как в цирке, используя которое ребёнок может не бояться исполнять многооборотный прыжок.

Кто подбирает музыку для программ? Ведь это не только дело вкуса, но и важная составляющая драматургии, не так ли?

Музыкальное сопровождение для программ, разумеется, выбирают наши постановщики, но иногда бывает, что родители сбрасывают нам музыку, которая нравится ребёнку, и мы определяем, годится ли она для постановки программы. Кроме того, у нас есть диджеи, которые осуществляют сложный монтаж музыкального сопровождения в соответствии с требованиями хореографа, задача которого — постановка красивой композиции.

Вы говорили, что поднимаете юных спортсменов до уровня кандидата в мастера спорта. Какие элементы должен уметь выполнять фигурист, претендующий на разряд КМС?

Спортсмен должен стабильно выполнять тройные прыжки, сложные вращения и дорожки шагов. Выполнив всё это в совокупности и откатав короткую и произвольную программы, спортсмен должен набрать определённое количество баллов, что даст ему возможность получить статус кандидата в мастера спорта.

Сама я обучаю прыжковым элементам, кроме того, как главный тренер слежу за качеством исполнения элементов в программах, за нормированием нагрузки и вообще за всеми аспектами подготовки спортсменов. Максим у нас главный специалист по скольжению и по компонентности программ. Он консультирует не только наших спортсменов, но и тренеров. Кстати, судьи на соревнованиях неоднократно отмечали высокий уровень компонентности и прекрасное скольжение у наших детей. Скольжение — это наша «фишка», у Максима разработана собственная уникальная методика, на основе которой он выстраивает тренировочный процесс. Именно эту методику мы внедряем в сети наших школ.

«Лига фигурного катания» — некоммерческая организация, которая по закону имеет право на получение специальных грантов Президента России. Случалось ли вам получать такие гранты?

Да, «Лига фигурного катания» — автономная некоммерческая общественная организация, и по закону мы имеем некоторые привилегии по сравнению с организациями коммерческими. Но так сложилось, что мы никогда не подавали заявки на получение каких-либо грантов и, соответственно, ни в каких подобных конкурсах участия не принимали. Если честно, мы вообще в этом деле не разбираемся, ведь вся наша жизнь посвящена спорту, всё наше время и все наши силы направлены на развитие школы и на занятия с детьми. Тем не менее, если найдутся люди, которые смогли бы нам помочь с получением грантовой поддержки, то мы конечно же не отказались бы. Если бы мы получили такой грант, то первым делом открыли бы бюджетные места для талантливых спортсменов из регионов.

В каком возрасте ребёнок должен начать тренироваться, если родители решили сделать из него профессионала?

Если родители хотят, чтобы их ребёнок посвятил себя фигурному катанию, то начинать надо с трёхлетнего возраста. Именно из таких вот ­«крошек» мы и формируем группы. Через два сезона, в пятилетнем возрасте, они начинают выступать по программе «юного фигуриста», что требует выполнения определённых нормативов. Годам к семи наши ученики обычно достигают уровня третьего юношеского разряда и начинают выступать на спортивных мероприятиях, в том числе и на международных, куда приезжают дети из разных городов, регионов и стран.

Всегда ли решение вырастить из ребёнка профессионального спортсмена принимают сами родители, или вы можете дать соответствующие рекомендации, поняв, что ребёнок перспективный?

Когда родители приводят ребёнка в спортивную школу, они, как правило, не до конца понимают, насколько их сын или дочка подходят для занятий тем или иным видом спорта. Если мы видим, что ребёнок талантлив, то, разумеется, говорим об этом родителям, консультируем их, направляем, объясняем, что с их ребёнком необходимо обязательно серьёзно заниматься.

Вы работаете со всеми детьми «с нуля», или бывает, что к вам переходят ребята от других тренеров?

Конечно же в большинстве случаев мы работаем с детьми «с нуля», ставим их на коньки, и они за несколько лет вырастают в очень перспективных спортсменов. Однако есть и такие дети, которые приходят к нам из других спортивных школ, от других тренеров, и мы продолжаем с ними работать, но уже по нашим методикам.

В вашей школе предусмотрена отдельная программа обучения фигуристов-любителей. Какие причины побуждают непрофессионалов заняться фигурным катанием?

На самом деле в настоящее время любительское фигурное катание набирает обороты, появилось очень много желающих просто научиться красиво кататься на коньках. Обычно это люди, которые ещё в детстве мечтали встать на коньки, а теперь, став взрослыми, получают с нашей помощью возможность реализовать свою детскую мечту.

Вы разделяете любителей по возрастным группам?

В нашей школе любительское отделение открылось только в 2023 году, и пока мы не разделяем любителей по возрастам, все занимаются в одной группе. Но в дальнейшем мы планируем осуществить такое разделение.

Вы создали бренд одежды для фигуристов. Когда к вам пришла мысль заняться этим бизнесом? Сильна ли конкуренция в этом сегменте? Кто разрабатывает модели и где их шьют?

Как я уже говорила, мы принимаем участие в многочисленных спортивных мероприятиях, собирающих значительное число юных фигуристов, которые хотят повысить свой технический уровень. Мы отметили для себя, что практически все спортсмены выходят на лёд в одних и тех же костюмах. Наконец настал момент, когда мы решили разработать свою, отличающуюся особой красотой линию одежды для фигуристов, такую, которой ещё не было на рынке. Несмотря на серьёзную конкуренцию в этом сегменте, у нас возникла идея создать и развить собственный бренд одежды и украсить им отечественное фигурное катание. Дизайн для бренда разрабатывают наши собственные дизайнеры, мы с Максимом тоже участвуем в этом процессе и либо вносим в модели какие-то коррективы, либо предлагаем дизайнерам свои идеи, а они, опираясь на них, отрисовывают ту или иную задуманную нами модель.

Собственное производство одежды мы организовали в Тушино. Там у нас большой, хорошо оснащённый цех, где работают конструкторы, раскройщики и швеи, там же установлена машина, которая позволяет выполнять сложные эксклюзивные вышивки. Наш бренд еще молодой, он всего год на рынке, но уже пользуется определённым успехом не только в России, но и за рубежом.

Максим, вы долгое время выступали за рубежом — за сборные команды США и Венгрии, однако затем вернулись в Россию. Что послужило мотивом для возвращения на Родину?

Причиной моего возвращения стала смена тренера. Я долгое время выступал за сборную Соединенных Штатов с американкой Морган Мэтьюз, тренировали нас тогда мои родители — Елена Гаранина и Валерий Спиридонов. После того, как наш дуэт распался, мне выпал шанс выступить за сборную команду Венгрии, так как моя партнёрша Нора Хоффманн была родом из Будапешта. Однако, выступая за Венгрию, мы продолжали тренироваться в Соединенных Штатах. Мои родители, как прежде, принимали в этом участие, но нашим основным тренером стал Николай Морозов.

После года работы с Николаем мы приняли решение переехать в Россию, чтобы продолжить тренироваться под началом Алексея Горшкова, который занимался с нами вплоть до конца нашей карьеры. Этот человек вывел нас на Олимпийские игры в Ванкувере и помог добиться достаточно высоких результатов в спорте: на чемпионатах Европы и мира мы входили в десятку сильнейших пар.

Говорят, что вы тренировали сборную Австралии, причём относительно недавно. Как это случилось?

Сборная Австралии — явное преувеличение. Ни для кого не секрет, что моё основное место работы — ЦСКА, а моим непосредственным начальником является знаменитая советская фигуристка и тренер по фигурному катанию Елена Германовна Водорезова. Напомню, что она была пятикратной чемпионкой СССР в одиночном разряде, первым в советской истории призёром чемпионатов мира и Европы и самой юной советской спортсменкой, принимавшей участие в Олимпийских играх за всю историю советского спорта.

Несколько лет назад к Елене Германовне обратился член австралийской сборной по фигурному катанию Брендан Керри с просьбой помочь ему в подготовке, для начала — к чемпионату мира. Затем он попросил предоставить ему возможность тренироваться у нас и дальше, чтобы мы его готовили ко всем предстоящим стартам в его карьере. Елена Германовна поставила мне задачу помочь этому спортсмену с постановкой скольжения и вообще с общей подготовкой к соревнованиям. А когда на тренерском совете зашла речь об Олимпийских играх, мы решили, что будем готовить Брендана Керри и к этим соревнованиям. Выходит, что как таковой работы с австралийской сборной у меня не было, только подготовка одного австралийского спортсмена, который тренировался в Москве, в ЦСКА, под руководством Елены Германовны Водорезовой.

Собственно, и Максим Ковтун, и Аделина Сотникова, и Артур Даниелян — все они тренировались под началом Елены Германовны, а я, будучи её помощником, помогал ей в работе с ребятами. В основном я с ними занимался скольжением.

Вилена, насколько я знаю, ваши дети занимаются фигурным катанием. Было ли решение поставить их на коньки продиктовано желанием продолжить спортивную династию Завозиных?

Перед нами не стояла задача продолжить династию Завозиных, просто мы считаем, что дети должны заниматься спортом, ведь спорт не только делает ребят сильными и выносливыми, но и дисциплинирует, закаляет характер, что помогает им в достижении любых поставленных целей, когда они взрослеют.

У нас с Максимом двое детей: сыну Никону сейчас 14 лет, дочке Афине недавно исполнилось шесть. Сейчас фигурным катанием занимается только сын. Дочка тоже какое-то время занималась фигурным катанием, но мы вовремя поняли, что она по своему телосложению больше подходит для тенниса, и теперь она занимается этим видом спорта. Между прочим, Максим сам в детстве мечтал стать теннисистом и до сих пор любит большой теннис, поэтому с большим наслаждением наблюдает за успехами Афины на корте.

Что же касается сына, то он буквально создан для фигурного катания, у него замечательные данные.

Одарённость — явление нечастое, и работать с одарёнными детьми непросто, особенно если это ваши собственные дети. Расскажите об этом.

Не только мы, родители, видим в нашем сыне хороший потенциал. Буквально все в моем окружении говорят о том, что он исключительно одарённый мальчик и у него всё замечательно получается. К сожалению, как и во многих других случаях, талант часто соседствует с ленью. Действительно, если тебе всё так легко даётся, зачем прилагать усилия? Мы понимаем, что в его тренировочном процессе не хватает трудолюбия, однако надеемся, что это придёт с возрастом. У мальчиков-фигуристов мотивация возникает позже, чем у девочек, да и сложившимися спортсменами они становятся несколькими годами позже. Сейчас Никону только 14 лет, и я думаю, что у него всё впереди, что его карьера пойдёт в гору. По крайней мере, мы со своей стороны делаем всё для этого.

Расскажите о характерах и особенностях ваших ребят.

К сожалению, как я уже сказала, Никон, как, вероятно, все мальчики в его возрасте, не очень дисциплинирован, терпелив и старателен, что негативно сказывается на его результатах. Тем не менее у него пока всё здорово получается, и сейчас он постепенно идёт к тому, чтобы выполнить норматив кандидата в мастера спорта. У дочки совсем иной характер: она боевая, шустрая и упрямая, и если она замечает, что кто-то в её окружении делает что-то лучше, чем она, это её не расстраивает, а, наоборот, мотивирует. Мы, разумеется, не можем предугадать, насколько хорошо у неё пойдут дела в большом теннисе, но нам очень нравится, как она играет, мы любуемся ею и радуемся её успехам.

Говорят, что талантливый человек талантлив во всём. В каких областях, не считая спорта, проявляются способности ваших детей?

Никон не только подающий надежды фигурист, но и заядлый геймер. Мало этого, помимо увлечения компьютерными играми он занимается бизнесом в Интернете, причем, насколько мне известно, ­вполне успешно.

И Афина далеко не всё время проводит на корте, она уже умеет хорошо читать, писать и считать, прекрасно рисует, и мы думаем, что из неё со временем выйдет или художник, или дизайнер.

текст:
Мария Голова
фото:
Евгений Антонюк