Георгий Милляр. Отрицательный, но обаятельный

Георгий Милляр
РЕКЛАМА
shore-house-village

Знаменитый советский актёр, исполнитель ролей Кащея, Бабы-Яги и другой нечисти, родился в 1903 году в богатой семье французского инженера, уроженца Марселя Франца де Милье и Елизаветы Алексеевны Журавлёвой, дочери иркутского золотопромышленника. После революции, разумеется, носить фамилию любого из родителей стало опасно, как и принадлежать к зажиточному классу. Вот так и появилась у Георгия другая фамилия — Милляр.

Отец умер рано, когда мальчику было только три года, неполная семья вскоре обеднела, их «уплотнили» и оставили лишь небольшую комнатку в коммунальной квартире. Когда начались волнения в столице, мать с сыном переехали в Геленджик, где юный Георгий устроился работать бутафором в театр, а потом благодаря стечению обстоятельств попал на сцену и сыграл Золушку. Так началась его актёрская карьера.

Надо сказать, что с самого детства Георгий мечтал стать актёром. В Геленджике он приблизился к исполнению своей мечты, хотя провинциальный городок не обещал особых перспектив. Вскоре молодой актёр уехал в Москву, где стал учиться в театральной студии, а затем начал работать в Театре Революции (нынешний театр им. Маяковского).

Выступал он успешно, хотя и учителя, и режиссёры относились к нему с настороженностью: необычная речь и нестандартная внешность Георгия вызывали сомнения.

Зато Александр Роу, когда приступил к работе над фильмом «По щучьему веленью», в талантах актёра не сомневался и пригласил его на роль царя Гороха, а потом и на роль Бабы-Яги в «Василисе Прекрасной». Обе картины оказались успешными, а Милляр с тех пор постоянно снимался у Роу, фактически став «главной нечистой силой Советского Союза».

Вскоре выявились важные особенности Милляра-актёра: умение работать самостоятельно и создавать абсолютно непохожие образы на экране. Иногда он играл несколько ролей в одном фильме, а бывало, что одну Бабу-Ягу за другой, изображая сочных, ярких, разноплановых персонажей. Одна Баба- Яга в его исполнении наводила ужас, а другая могла вызвать сочувствие. Сам Милляр говорил, что «не женское это дело — Бабу-Ягу играть», и оказался совершенно прав!

Актёр сделал огромный вклад в мир русской киносказки, а его Кащей Бессмертный в фильме 1945 года стал образцом отрицательного сказочного героя. Кстати, во время съёмок актёр заболел малярией и так похудел, что его можно было снимать без грима. И как здорово у него получилось! Настоящее воплощение Зла.

Понятно, кого представляли себе зрители на премьере фильма 9 мая 1945 года, глядя на Кащея. А вот в картине 1967 года «Огонь, вода и… медные трубы» его Кащей оказался совершенно другим, даже весьма милым и симпатичным!

Успех фильмов с участием Георгия Милляра был огромен, однако звание народного артиста актёр получит только в 1988 году. Причин тому было несколько, но главная — отношение к нему как к несерьёзному актёру. Другие играли великих революционеров, спортсменов, лётчиков-испытателей, полководцев, в общем, настоящих героев. А тут — Баба-Яга какая-то!

Милляру жилось нелегко. Пока его коллеги боролись за звания, автомобили, квартиры и дачи, он у начальства ничего особенного не просил: машины не имел, жил сначала в коммунальной квартире, потом — в отдельной, на окраине Москвы. Но публика, в особенности дети, его любила.

О личной жизни Георгия Францевича стало хоть что-то известно, когда ему исполнилось 65 лет. Ходили слухи, что в юности он неудачно женился и это надолго отбило у него охоту завести семью.

Жил он с мамой, которую очень любил и уважал. Если Александр Роу видел, что Милляр начинал хулиганить на съёмках, то сразу грозился, что обо всем расскажет Елизавете Алексеевне.

Когда мама умерла, актёр впал в отчаяние. Тогда Роу посоветовал Милляру обратить внимание на соседку по квартире Марию Васильевну. Выслушав совет друга, Георгий Францевич сделал ей предложение. Она очень удивилась и сказала, что у неё двое взрослых детей, сама она давно на пенсии и ей не до мужчин. На что актёр ответил ей так: «А я не мужчина, я Баба-Яга». Вскоре соседи поженились и прожили в браке почти 30 лет, до самой смерти Милляра в 1993 году. Это была очень интересная пара. Можно сказать, что треть своей жизни Милляр прожил счастливо.

Конечно, рядом не было Александра Артуровича Роу, не было звёздных ролей, но Милляр снимался и до последнего месяца жизни посещал киностудию им. Горького. Одной из лучших картин в жизни актёра стал фильм «Морозко», получивший множество кинопремий в СССР и за рубежом. Говорят, что Милляр, исполнивший роль Бабы-Яги, cпас единственную копию картины, когда в помещении, где она хранилась, случился потоп.

Он прикипел к своим сказочным героям, считая, что «лучше очеловеченные черти, чем очертеневшие люди». Порой он признавался, что своих персонажей он копировал прямо из жизни. Одну Бабу-Ягу он «слепил» с соседки по коммунальной квартире, а другую — с женщины, увиденной на улице. Милляр почти всегда играл в окружении выдающихся мастеров экрана и сцены, ни в чем им не уступая. Всего на его счету около 160 ролей! Как у всякого актёра, у него были творческие мечты: он хотел сыграть Вольтера, Суворова и Цезаря. Увы, не получилось. «Актёр — кладбище несыгранных образов», любил повторять он. Из всех своих ролей больше всего, как это ни парадоксально, он любил небольшую роль элегантного палача в фильме 1964 года «Обыкновенное чудо».

Георгий Францевич был простым, добрым, скромным и тихим человеком, хотя всегда охотно общался со зрителями. О себе рассказывать не любил, больше — о своих персонажах, об Александре Роу.

Он был остёр на язык, и некоторые его высказывания до сих пор популярны в артистической среде. Он собирал их в отдельную тетрадь, названную впоследствии «Алфавитом Милляра». Вот несколько строк из его тетради: «Москва слезам не верит, но и шуток не понимает», «Анкеты — нездоровый интерес к чужой биографии», «Шут имеет право говорить дерзости даже королю», «Искусство создаётся не кровью сердца, а желчью печени».

Несомненно, Милляр мог написать полноценные мемуары, но, видимо, природная скромность не позволила ему подробно рассказать о своей жизни. «Мемуары может написать каждый, у кого не очень сильно трясётся рука», — иронизировал Георгий Францевич. Переплавляя в себе культурное наследие, он открывал людям путешествие в мир неповторимых героев, о которых теперь многие зрители совершенно разных возрастов вспоминают с упоением.

текст:
Анна Квик
фото:
архивы пресс-служб