Леонид Гайдай. Юмор — дело серьёзное

Леонид Гайдай
РЕКЛАМА
Terem

Народный артист СССР, лауреат Государственной премии РСФСР им. братьев Васильевых Леонид Иович Гайдай — выдающийся советский и российский кинорежиссёр, сценарист и киноактёр. Гайдай — один из самых популярных и признанных советских комедиографов. Большинство его картин стали культовыми и разошлись на цитаты.

Некоторые фильмы Гайдая входят в список 250 лучших работ по версии «Кинопоиска», в их числе «Операция „Ы“» и другие приключения Шурика», «Кавказская пленница, или Новые приключения Шурика», «Бриллиантовая рука», «12 стульев», «Иван Васильевич меняет профессию» и «Не может быть!».

 

Путь в профессию

Леонид Гайдай родился 30 января 1923 года в городе Свободный Амурской губернии в семье ссыльного эсера, где кроме него было ещё двое детей. Старший брат Александр, ещё учась в школе, писал стихи, которые публиковались в местной газете. Впоследствии он стал не только известным поэтом, но и журналистом.

Война застала семью Гайдаев в Иркутске. На следующий день после выступления по радио Молотова, через два дня после получения аттестата зрелости, Леонид пошёл в военкомат, чтобы записаться добровольцем, но ему отказали. В середине лета, когда в городе оказался эвакуированный Московский Театр сатиры, Леонид устроился туда рабочим сцены, но уже осенью оказался в армии. Поначалу служил в Монголии, где объезжал лошадей местных пород для нужд РККА, однако вскоре был направлен на Калининский фронт рядовым в разведроту. Как и каждый настоящий фронтовик, Леонид Гайдай не любил рассказов о войне, но судя по документам и наградам воевал он самоотверженно.

Весной 1943 года, уже в чине сержанта, он, подорвавшись на мине, получил тяжёлое ранение и был отправлен сначала в медсанбат, затем — в госпиталь, где после семи с лишним месяцев лечения был признан инвалидом и демобилизован.

Гайдай ещё в юности чувствовал, что его призвание — лицедейство, поэтому, вернувшись в родительский дом, он поступил в театральную студию и устроился на работу в Иркутский областной драматический театр. После окончания учёбы два года служил в этом театре актёром и параллельно работал там же осветителем.

Гайдай был не просто творческой личностью, он был выдумщиком, изобретателем невероятных мизансцен, он понимал, что полностью реализоваться сможет только в кино с его удивительными возможностями. Поэтому дальнейший путь в искусстве логично привёл его на режиссёрский факультет ВГИКа, который он окончил в 1955 году, между делом снявшись на последнем курсе в одной из главных ролей в музыкальной комедии «Ляна» и отработав в этой же картине режиссёром-практикантом.

Гайдаю повезло. В самом начале карьеры его заметил сам директор «Мосфильма» Иван Пырьев. Он пригласил молодого режиссёра к себе на киностудию, поддерживал, помогал. И тем не менее первое пятилетие творчества Гайдая никак не назовёшь успешным. Дебютную работу — драму «Долгий путь» по мотивам сибирских рассказов Владимира Короленко — зритель в общем-то не заметил. Следом на экраны вышла сатирическая картина «Жених с того света», в которой высмеивался бюрократизм и другие «родимые пятна», перекосы и пережитки прошлого. После удаления всех неугодных начальству сцен от фильма осталось чуть больше половины, а самого режиссёра фактически отстранили от работы несмотря на заступничество Пырьева. Чтобы реабилитироваться, Леониду Гайдаю по совету того же Пырьева пришлось пойти на отчаянный шаг — поставить «Трижды воскресшего» — тенденциозный фильм на историко-революционную тему о подвигах первых комсомольцев. Картина с треском провалилась в прокате.

 

Вертикальный взлёт

А дальше началась «Золотая эпоха Гайдая», которая на десятилетие опередила «Золотой век Мосфильма». Через год после вполне предсказуемой кончины «Трижды воскресшего» по инициативе Ивана Пырьева из комедийных короткометражек, снятых молодыми режиссёрами, скомпоновали киноальманах «Совершенно серьёзно», куда попала и лента Гайдая «Пёс Барбос и необычный кросс». Ко всеобщему изумлению именно этот десятиминутный «ролик», снятый по довольно плоскому фельетону в стихах, который режиссёр прочитал в газете «Правда», чуть было не получил «Золотую пальмовую ветвь» кинофестиваля в Каннах в номинации «За лучший короткометражный фильм».

На следующее утро Леонид Гайдай, как говорится, проснулся знаменитым! Еще более знаменитыми, к своему удивлению, стали актёры Георгий Вицин, Юрий Никулин и Евгений Моргунов, сыгравшие незадачливых браконьеров Труса, Балбеса и Бывалого. В том же году та же великолепная троица сыграла тех же персонажей в короткометражке «Самогонщики», где Гайдай разложил по полочкам тему, близкую каждому советскому человеку.

В этих двух лентах режиссёр впервые проявил себя как непревзойдённый мастер, даже гроссмейстер «гэга», способный изобрести, сконструировать и воплотить на экране невероятно смешную нелепость буквально на ровном месте. При этом Гайдай обычно умудрялся обходиться без хитрой комбинированной съёмки, а добивался реакции зала благодаря взгляду, мимике и пластике актёров, интонации реплик и взаимодействию персонажей в кадре.

 

В формате трёх новелл

В 1962 году Леонид Гайдай выпустил фильм «Деловые люди» — непревзойдённую экранизацию произведений О. Генри, куда вошли три великолепные новеллы американского писателя: «Дороги, которые мы выбираем», «Родственные души» и «Вождь краснокожих». До выхода этой картины невозможно было представить себе появление в одном кадре Ростислава Плятта и Юрия Никулина, но это произошло, получилось гармонично и очень смешно. А неподражаемый дуэт Георгия Вицина и Алексея Смирнова, сыгравших мошенников-неудачников, вызывал у зрителей гомерический хохот.

Формат трёх новелл оказался настолько удачным, что для следующего фильма, только не из американской, а из советской жизни Гайдай решил использовать ту же конструкцию. Тут режиссёру снова повезло, ему на глаза попался готовый сценарий Костюковского и Слободского под названием «Несерьёзные истории», в котором, правда, оказалось только два сюжета. Гайдай написал третью новеллу специально под свою «великолепную троицу».

В кинокомедии «Операция „Ы“» и другие приключения Шурика» впервые появился «сквозной» персонаж — молодой интеллигент-очкарик, который появлялся в работах режиссёра сначала как студент, потом как научный работник. Гайдай сперва хотел назвать его Вадиком, а потом решил переименовать в Шурика.

Сыграл Шурика замечательный актёр Александр Демьяненко, который до того выступал в основном в драматическом ключе. Вспомните хотя бы вдумчивого чекиста в картине «Государственный преступник». Роль Шурика не принесла Александру Демьяненко всенародной популярности. Его уже знали и любили по таким картинам, как «Взрослые дети», «Порожний рейс», «Карьера Димы Горина». «Звёздная», казалось бы, роль в фильмах Гайдая обернулась для артиста сущим проклятием: режиссёры на долгие годы присвоили ему одну-единственную маску — нелепого доброго очкарика, совершенно не приспособленного к быту. Говорят, что в образе Шурика Гайдай видел себя.

Девять месяцев длились съёмки, во время которых сценарий несколько раз переделывали. Режиссёр заставлял актёров заучивать текст, однако разрешал импровизировать и самим придумывать смешные реплики.

В августе 1965 года картина вышла в прокат, где заняла первое место: за год её посмотрело порядка 70 миллионов зрителей.

На международном кинофестивале в Кракове фильм Гайдая завоевал главный приз — «Серебряный дракон Вавеля».

 

Комедия полного метра

Следующий фильм Гайдая уже не был составлен из нескольких сравнительно коротких новелл. Это была его первая полнометражная комедия, созданная по единому сюжету с несменяемыми персонажами. «Кавказская пленница» стала продолжением приключений Шурика и финалом для «великолепной тройки» — Труса, Балбеса и Бывалого.

К этому времени у Гайдая окончательно сформировался свой собственный стиль работы на площадке: он много импровизировал, вносил множество изменений в сценарий прямо во время съёмок, заставлял актёров в каждом следующем дубле играть иначе.

Несколько лет спустя Гайдай писал: «В кинокомедии должно быть как можно меньше слов, а те, которые есть, обязаны быть лаконичными, отточенными, бьющими точно в цель». Возможно, именно поэтому чуть ли не половина реплик персонажей «Кавказской пленницы» ушла в народ, а тосты, за которыми Шурик приехал на Кавказ, превратились в устойчивые мемы.

Композитор Александр Зацепин и поэт Леонид Дербенёв специально для картины написали «Если б я был султан» и «Песенку о медведях», которые немедленно стали хитами. Кстати, «Песенку о медведях» в картине исполнила не юная выпускница Государственного училища циркового и эстрадного искусства Наталья Варлей, а профессиональная певица Аида Ведищева.

«Кавказская пленница» была готова к ноябрю 1966 года, но из-за того, что худсовет «Мосфильма» посчитал картину «небрежной и невыразительной», указав на неудовлетворительную работу оператора и монтажёра, а также на «нежелательные акценты», многое пришлось переделывать.

Кстати о «нежелательных акцентах». Владимир Этуш, блистательно сыгравший роль товарища Саахова, позже вспоминал, что ни один кавказский народ не принял сатиру фильма на свой счёт. Дело в том, что они никак не могли определить акцент героя, поэтому считали Саахова представителем соседней республики или народности, словом, «не из нашего района». После премьеры, состоявшейся в январе 1967 года, «Кавказская пленница» стала самым популярным и кассовым фильмом в СССР.

 

Детектив навыворот

«Бриллиантовая рука» — картина, созданная по всем канонам детективного жанра. В ней есть хитроумные злоумышленники, коварные соблазнительницы, бдительные оперативники, виртуозно работающие «под прикрытием», и главный злодей, которого зритель обнаруживает только в финале. И наконец главный герой, разоблачающий преступников, простой советский человек.

В рамки классического отечественного детектива тех лет никак не вписываются только два момента: во‑первых, рядовой служащий, старший экономист «Гипрорыбы» Семён Семёнович Горбунков почему-то отправляется в зарубежный круиз (фантастика!), а во‑вторых, контрабандисты переправляют драгоценности почему-то не за рубеж, а в противоположном направлении.

Конечно же «Бриллиантовая рука» — блестящая кинокомедия, насыщенная тонким юмором и довольно-таки злой сатирой. Сценарий фильма вновь написали Гайдай, Костюковский и Слободской. Основой для него, как и в случае с «Барбосом», стала газетная заметка, правда, уже не в стихах, а в прозе, о контрабандистах, пытавшихся переправить золото и бриллианты в гипсовой повязке.

Главная роль была написана специально для Юрия Никулина, поэтому его пригласили на съемки без проб. Кроме него в фильме снялись Андрей Миронов, Анатолий Папанов, Нонна Мордюкова, Светлана Светличная, Станислав Чекан, Владимир Гуляев, Нина Гребешкова и другие замечательные артисты.

Советскую действительность снимали в Сочи, Адлере, Туапсе, Гжатске, Павловской Слободе, Москве и в павильонах «Мосфильма». Вместо экскурсии по Стамбулу зрителям предложили прогулку по Баку.

Худсовет серьезно «поработал» над картиной: сперва из сценария выкинули несколько эпизодов, затем заставили переозвучивать «не наши» реплики персонажей, а когда фильм наконец вышел на экраны, на него набросились критики и рецензенты, обвиняя режиссёра в пристрастии к цирковым приёмчикам и вставным эстрадным номерам.

Кстати о вставных номерах. Музыку к фильму, как и к предыдущей картине Гайдая, написал Александр Зацепин, автором текстов песен «Остров невезения», «Помоги мне», «Песня про зайцев» ожидаемо стал Леонид Дербенёв. Песни исполнили Андрей Миронов, Аида Ведищева и Юрий Никулин.

Фильм вышел к майским праздникам 1969 года и в течение только первого года собрал у экранов кинотеатров без малого 77 миллионов зрителей. Сочные, живые, с богатым подтекстом реплики персонажей «Бриллиантовой руки» немедленно разошлись по городам и весям и крепко, надолго запомнились.

Через год после премьеры Леонид Гайдай и Юрий Никулин были удостоены Государственной премии РСФСР имени братьев Васильевых «за участие в создании кинокомедий последних лет», а через четверть века картина победила в опросе телезрителей и была признана лучшей отечественной комедией за 100 лет!

 

Прикосновение к классике

В 70-е годы Леонид Иович, очевидно, не имея под рукой достойного для воплощения современного материала, а может быть, по настоятельным просьбам худсовета вплотную занялся экранизацией знаменитых литературных произведений русских и советских классиков. На экраны вышли его «12 стульев» по роману Ильи Ильфа и Евгения Петрова, «Не может быть!» по двум пьесам и рассказу Михаила Зощенко, «Инкогнито из Петербурга» по гоголевскому «Ревизору». Но, пожалуй, самой сильной его работой того периода стала картина «Иван Васильевич меняет профессию» по мотивам пьесы Михаила Булгакова «Иван Васильевич». Гайдай долго подбирал актёров для этой экранизации. Некоторые сами отказывались, ссылаясь на то, что цензура не простит съёмочной группе издевательств над самим Иваном Грозным. Однако всё оказалось не так страшно, как мерещилось. Худсовет «Мосфильма» действительно потребовал убрать несколько сцен, в частности ту, где царь жарил котлеты.

Картина полюбилась зрителям, но на этот раз не за блестящие режиссёрские находки, а благодаря участию в ней всенародно любимых артистов экстра-класса: Юрия Яковлева, Леонида Куравлёва, Владимира Этуша, Савелия Крамарова, Сергея Филиппова, Михаила Пуговкина и Натальи Кустинской. Шурика (уже инженера) в последний раз сыграл Александр Демьяненко, его жену — красавица Наталья Селезнёва.

Вскоре после выхода «Ивана Васильевича» режиссёру присвоили звание народного артиста РСФСР. Гайдай узнал об этом на съёмках экранизации произведений Михаила Зощенко.

 

На закате

В 80-е годы Гайдай главным образом снимал для киножурнала «Фитиль». Тогда же на экраны вышло несколько картин на оригинальные сюжеты, которые, к сожалению, уже не пользовались успехом. В 1980 году он экранизировал повесть финского писателя Майю Лассила «За спичками», в 1982-м году снял комедию «Спортлото‑82». Эти фильмы стали последними более-менее успешными проектами режиссёра. Следующие киноленты — «Опасно для жизни!» и «Частный детектив, или операция „Кооперация“» — не только не заинтересовали аудиторию, но и практически остались без внимания критики.

Тем не менее в 1989 году «за большие заслуги в развитии советского киноискусства и плодотворную общественную деятельность» Гайдаю присвоили звание народного артиста СССР.

Последним в карьере Леонида Иовича стал российско-американский фильм 1992 года «На Дерибасовской хорошая погода, или На Брайтон-Бич опять идут дожди».

текст:
Михаил Берсеньев
фото:
Архивы пресс-служб