Любовь Крушинских: КУДА УХОДИТ ДЕТСТВО? ДЕВЯТИЛЕТНЯЯ СТУДЕНТКА МГУ
РЕКЛАМА
Лапино

Любовь Крушинских: КУДА УХОДИТ ДЕТСТВО? ДЕВЯТИЛЕТНЯЯ СТУДЕНТКА МГУ

Москвичка Алиса Теплякова стала знаменита, когда вместо игры в куклы выбрала учёбу в МГУ. Нет сомнений — русские люди талантливы, обладают особой силой духа, настойчивостью, терпением, изобретательностью. Трудно найти область науки или культуры, куда бы ни внёс свой вклад русский человек. Гений Ломоносова, Менделеева, Ковалевской и многих других наших соотечественников восхищает, вдохновляет, не меркнет со временем. Но чтобы в девять лет в университет! Возникает слишком много вопросов, на которые нам любезно согласилась ответить семейный медицинский психолог детского отделения медцентра «СМ-клиника» на Ярцевской улице Любовь Юрьевна Крушинских, за плечами у которой большой опыт работы с одарёнными детьми.

Алиса — старшая из семерых детей в семье Евгения и Натальи Тепляковых. Этим летом девочке исполнилось девять лет. С четырёх лет она упорно грызёт гранит науки, под руководством родителей прошла всю школьную программу. Алиса сдала ЕГЭ за 11-й класс, вместе с другими абитуриентами преодолела вступительные испытания в МГУ и теперь будет учиться на психологическом факультете университета.

Любовь Юрьевна, встречались ли вы с такими экстраординарными случаями в вашей практике, когда родители стремились погрузить ребёнка в мир взрослых раньше времени? Поделитесь своими наблюдениями.

Я работала с детьми, которые в четыре, в пять лет пришли в школу. То есть они на три-четыре года опережали своих сверстников в учебной деятельности. Я с ними начала работать, когда они учились в средней школе. В интеллектуальном развитии они были на одном уровне со своими сверстниками, но физически и эмоционально очень сильно выделялись среди других ребят. Они были маленькие, худенькие, с большим количеством страхов. Дети чувствовали себя не очень хорошо в контакте со сверстниками в школе, были сложности в общении и в подвижных играх.

Вы считаете, что детям, значительно опережающим сверстников в развитии, будет комфортнее обучаться дома и родители Алисы поступили правильно?

Я противник опережающих методов получения общего образования. Ребёнок устроен таким образом, что ему всё то, что он упустил в эмоциональном и социальном развитии, необходимо будет восполнить в последующем. Получив образование, он сталкивается с большими проблемами адаптации в окружающем мире, так как недополучил опыта построения эмоциональных связей.

У детей с опережающим развитием, к которым относится Алиса, достаточно хорошо развиты высшие психические функции: память, внимание, мышление, благодаря которым ребёнок может быстро воспринимать материал. Для такого ребёнка можно выбрать семейное обучение, но к общей образовательной программе необходимо добавить обучение, направленное на развитие его эмоциональной сферы и социальной адаптации, например, художественные, спортивные, музыкальные занятия в групповом формате, позволяющие ребёнку получать опыт взаимодействия с разными людьми.

Все дети в семье обучаются по системе раннего развития, разработанной родителями Алисы. Что вы думаете по этому поводу?

Всё зависит от мотивации родителей: для чего они это делают. Это родительские истории заботы о себе и своих амбициях, может, заботы о финансовом благополучии, я не знаю. Или забота о ребёнке, когда ребёнок находится на семейной форме обучения и выполняет программу школы за пять лет?

Если ребёнок смышлёный, схватывает всё на лету, то зачем его тормозить?

Психофизиология ребёнка какой была 2000 лет, такой и осталась. Законы развития детства, кризисы какие были, такие и остались. Интенсивное интеллектуальное развитие ребёнка идёт за счёт чего-то другого. В данном случае — за счёт эмоционального развития. Такой ребёнок, поступив в девять лет в вуз, вполне вероятно, его окончит и высшее образование получит. Если с ребёнком целенаправленно заниматься, то можно развивать его способности. Однако какие-то житейско-бытовые истории, игровая деятельность, которая является ведущей в этом возрасте, как способ познания мира, отношений и себя, у него отсутствуют.

По вашим наблюдениям, что происходит с одарёнными детьми, которые оканчивают школу раньше времени?

К сожалению, ничего радужного не могу вам сказать. Я наблюдала за такими детьми. Школу они оканчивали наравне с остальными детьми. И на них не смотрели как на одарённых детей. В общении с одноклассниками возникал диссонанс — вроде они чувствовали себя умными, но больше ничего не умели, не могли поддержать разговор просто потому, что помимо учёбы не было общих тем. У таких детей, будем называть их способными к обучению, так как одарённость — это всё же нечто другое, слишком сильный фокус внимания именно на обучении, они становятся очень послушными и исполнительными, а всё это мешает контакту со сверстниками. По этой же причине они мало общались с ровесниками в пубертатном и подростковом периоде, а это один из самых важных периодов становления личности человека.

Как сложилась дальнейшая судьба этих детей?

Все они поступили в институты. Однако после окончания вуза они не стали работать по своей специальности. Один из них сидел дома, никуда не выходил, играл в компьютерные игры довольно долгое время. У него начались социофобические явления (восприятие другого человека и мира в целом как основного источника опасности. — Прим. ред).

Чем вы можете объяснить такое развитие событий?

Ребёнок в детстве растёт с тем, что он уникальный. Когда он понимает, что перестаёт быть уникальным, это сильно ранит его чувства. Он не понимает, как теперь взаимодействовать с миром и другими людьми.

Мнение родителей Алисы — школа даёт много ненужного, поэтому они решили не тратить время впустую и самостоятельно учить детей дома.

Можно обучить детей, но вопрос — для чего? Что требуется ребёнку? У меня есть огромное количество примеров детей из многодетных семей, которые находятся на семейном обучении. Но они обучаются согласно своему возрасту, они учатся в соответствующих их возрасту классах и общаются они со сверстниками. Да, действительно, в школе есть такие моменты, которые, как нам может казаться, отнимают время от учебной деятельности ребёнка. Это экскурсии, лекции, походы в театр, театральные постановки, поездки, классные мероприятия, траты времени на переменках и на установление дисциплины на уроках, но это и есть маленькая модель реальной жизни, которую познаёт ребёнок.

Дети Тепляковых, по словам родителей, гуляют, ходят в библиотеку, много читают, а общение происходит среди своих семерых братьев и сестёр и ребят во дворе.

Это совсем другая история. Общение внутри замкнутой системы и общение с другими системами — это разные вещи. Вспомните свои детские ощущения, например, когда вы ходили к кому-то в гости и узнали, что у других всё по-другому, чем в вашей семье, устроено. Это же открытие целого мира. Дети развиваются разносторонне, общаются со сверстниками в разных ситуациях, учатся договариваться, разруливать конфликтные ситуации, перенимают опыт других ребят, просто играют или созерцают. Да, опираться на механическое запоминание можно — не вопрос. Для всего остального где место? Где место для творчества, для переживаний ребёнка, для осознания и выражения его чувств, для познания своего мироустройства?

Почему так важно оставлять время ребёнку для своих дел?

Потому что ребёнок должен найти себя в своём авторстве, в авторстве жизненном; авторство — это «посмотрите: я придумал!». Помните фильм «Звёздочки на земле»? Именно авторство позволило главному герою справиться с давлением окружения. Когда мы учим ребёнка чему-то, там очень мало авторства. Мы его учим. Он запоминает, воспроизводит, действует. Там много алгоритмов, подражания — это первоначальный этап развития «делай, как я», потом проявляется творчество «я могу сам и уже что-то другое». Но для этого ребёнку нужно время, чтобы он прочувствовал себя, чтобы в это время он был ничем не загружен.

Со слов Евгения Теплякова, их дети имеют достаточно свободного времени. Алиса не перегружена уроками. В день она занимается порядка четырёх-пяти часов, что меньше, чем в обычной школе. Но это насыщенные интенсивные занятия, так как с ребёнком занимаются индивидуально.

Кому и для чего нужны насыщенные, интенсивные индивидуальные занятия? Родителями разработана методика опережающего развития, по которой они занимаются с ребёнком. Есть такой опыт обучения школьников в Китае, да и у нас тоже есть такие примеры, где конкуренция сумасшедшая, где школьный девиз — «Быстрее, выше, сильнее!» и ребёнка натаскивают на определённый результат, порой на грани невозможного. Получается, что ребёнок является заложником или средством достижения амбиций взрослых.

Считаете ли вы Алису одарённым ребёнком?

Одарённость — это специфическое развитие одной из способности ребёнка. Такая, например, как способность Моцарта к музыке. Одарённый ребёнок очень быстро воспринимает информацию. Этим детям нужны новые впечатления, новая пища для мозгов. Они не делают домашнее задание, им это не нужно — они схватывают всё на лету и идут дальше. Я работала с девочкой, которую можно назвать одарённым ребёнком, у неё очень высокая скорость обработки получаемой информации. У неё была анорексия, сложности во взаимоотношениях с родителями, сверстниками и учителями. Девочка считала, что в её жизни не было людей, которые бы её понимали. Мы с ней долго работали, пока она не поняла, как устроена внутреннее, как взаимодействует с миром, как он устроен и т.д. Если у ребёнка есть способность к обучению, я бы всё-таки не стала говорить об одарённости. Да, у Алисы раннее развитие, но одарённость в чём? Какая способность у неё уникальна? Способность к обучению?

Папа Алисы сказал, что дочь обладает уникальной памятью, а его особая методика обучения позволяет добиться хороших результатов для любого ребёнка.

Несомненно, Алиса обладает хорошей памятью. Память — это высшая психическая функция. Существует огромное количество техник для развития памяти. Можно выучить с ребёнком «Евгения Онегина», например. Но воспримет ли он в свои шесть — восемь лет все те чувства и переживания героев, которые стоят за текстом в этом произведении? А произведение — это как раз именно чувства и переживания и смыслы, а не просто набор слов. Ребёнок не проживает историю героя, он просто её воспринимает как информацию, запоминает механически, так как у него внутри ещё нет аппарата — внутреннего опыта, который бы помог воспринять и эти смыслы. Скорее всего, у Алисы есть способность к обучению. В семье Тепляковых — ориентация на обучение как на основную деятельность ребёнка. Но жизнь — она многогранна. В жизни для развития очень важны чувства, переживания.

Евгений Тепляков неоднократно подчёркивал, что у него обычные дети, которым уделяется должное внимание для развития их способностей и при этом они экономят детям время.

У меня только один вопрос к родителям девочки. Для чего они экономят время детям? На своих встречах с детьми я порой достаточно долго жду, когда ребёнок созреет, оформит то, что он хочет сказать миру. Процесс наблюдения, присвоения, анализа, формулировки того, что ты хочешь сказать миру, архиважен для ребёнка. Выдать что-то своё — это очень сложный процесс, и повторюсь: ему надо дать время. Я видела, как те же самые одарённые дети, сидя на уроках, частенько считают ворон. В этот момент у них происходит что-то очень важное в мозгу. Когда в коре головного мозга произойдёт созревание согласно возрасту, они действительно могут сделать какие-то открытия.

С чем в будущем может столкнуться ребёнок, воспитанный по системе опережающего развития?

Опережающее развитие может аукнуться ему сложностями в построении социальных контактов и эмоциональных связей в будущем. У таких детей наблюдаются сложности в эмпатии, сопереживании, сочувствии, сострадании и в дальнейшем — в рефлексии. Такой ребёнок, не понимая, как он устроен, начинает видеть мир враждебным. Не понимает, как строить отношения с другими людьми. Не осознаёт — кто он в этом мире. Ребёнок может замкнуться на самом себе. Он живёт в своём домике, из которого ему очень сложно выйти. Как это было, например, в случае Уильяма Сайдиса.

Многие родители основной целью для своих детей считают успешную сдачу ЕГЭ и поступление в престижный вуз. Вот и папа Алисы говорит, что с супругой продолжали учить дочь до логичного итога — сдачи ЕГЭ. Алисе, с их точки зрения, нужно получить образование психолога в МГУ.

Я работала в физико-математической школе, где был девиз: наши выпускники имеют стопроцентное поступление в вузы на бюджетные места. Да, они поступали в вузы, и школа занимала высокие рейтинги, входила в десятку лучших школ города Москвы. Только никто не вёл статистику — сколько детей вылетало после первых трёх курсов, потому что они понимали, что пошли учиться не туда, чем хотели бы заниматься по жизни. Сейчас в обществе существует не очень хорошая тенденция: поступить в вуз, а потом что?.. Какая у вас цель? С точки зрения родителей, получается, что итоговая цель — поступление детей в институт. А с точки зрения самого ребёнка, его самоопределения, его особенностей личности, его способностей, которые ещё развиваются, — чего мы добиваемся этим опережающим развитием? С точки зрения развития психологии ребёнка это неправильно, это можно назвать вселенским неврозом!

Любовь Юрьевна, что вы можете порекомендовать сторонникам опережающего развития?

Сторонникам опережающего развития порекомендовать можно одно: оставить ребёнку детство. Очень рекомендую прочитать книгу Алис Миллер «Драма одарённого ребёнка» и книгу Александра Ратнера «Тайны жизни Ники Турбиной» («Я не хочу расти…»). Вы можете разными способами оптимизировать время ребёнка, научить его планировать, научить правильно распоряжаться своим временем. Но всегда должны понимать, что вы хотите дать этим ребёнку, что ребёнок получит и чем заплатит. Возможно, вы заплатите своими отношениями с ребёнком, так как он не сможет полноценно пройти все этапы развития в этих отношениях.

Ребёнок обнаруживает себя в игре, в контакте с другими людьми, в контакте с собой, а не только в контакте с учебниками. Опасность заключается в том, что ребёнок без этого полноценного контакта уходит в свои мысли и живёт в придуманном мире. Такие дети могут начать писать книги, фантазировать об идеальном мире, изобретении чудо-лекарств для всего человечества. Но реальный мир оказывается другой — не такой, который был ими придуман. У ребёнка наступает глубокое разочарование в отношениях со сверстниками, с учителями, с окружающими его людьми. У него возникает вопрос, почему они его не понимают, не принимают. У ребёнка происходит очень сильный разрыв между этими мирами. Должно сформироваться принятие реального мира и принятие себя в этом мире. Ребёнку необходимо время, чтобы он что-то нужное про себя узнал, что-то важное про себя понял. Понять — что у меня во внутреннем плане, что я могу пережить, прожить? Ребёнок должен научиться воспринимать себя не только как учебный предмет, но и знать про себя — какой я? Добрый, щедрый, ласковый, сострадательный? И тогда психологам не нужно будет разбирать причины нервных тиков, анорексии, социофобии, клептомании и т.п.

текст:
Ирина Бордюгова
фото:
из личного архива