Образование
РЕКЛАМА
Вики

Образование как стартовый капитал

Ещё во времена царской России неизменным основным принципом образования было глубокое исследование предметов, целостное и последовательное погружение в проблему, многократные исследования и опыты, подтверждающие полученные результаты и выводы. Именно благодаря этому Россия богата уникальными научными разработками и выдающимися учёными. По прошествии лет система российского образования претерпела множество изменений. Со всеми нововведениями, к сожалению, ушли в прошлое важные составляющие традиционного российского образования — грамотность и начитанность. Гаджеты и интернет заменили запах страниц и тактильные ощущения от книг, а бесконечно модифицируемые тесты — сочинения, в которых школьников учили думать, анализировать и свободно излагать свои мысли.

При этом образование в России остаётся направленным в первую очередь на создание фундамента для устойчивого и успешного социально-экономического, культурного и духовного развития нашей страны и обеспечение высокого уровня жизни. В рамках существующей системы российского образования на протяжении долгого времени сохраняется тенденция получения знаний и умений, приобретаемых, правда, только в объёме действующих образовательных стандартов и программ, в то время как зарубежное образование сегодня на первый план выдвигает помимо знаний готовность человека к самостоятельной трудовой жизни и даёт человеку широкий спектр прикладных знаний и навыков, которые позволяют ему искать альтернативные варианты решений проблем, анализировать и сравнивать информацию, используя при этом весь диапазон существующей информации. Основной целью получения знаний здесь является польза, то есть умение человека применить свои знания на практике. И конечно, широкие возможности, такие как адаптация к новой реальности, определение себя как гражданина мира, свободное знание иностранных языков как преимущество в поиске работы, возможность получения опыта в любой стране, работа в лучших компаниях мира — всё это яркие плюсы международного обучения. И образование за границей — это не только уникальные знания для построения успешной карьеры. Это возможность правильно расставить приоритеты, шире смотреть на мир и благодаря этому найти себя. Не говоря уже о том, что в России ещё недостаточно развиты направления, которые сегодня на Западе считаются одними из самых востребованных: игровой дизайн, цифровое искусство, мультимедиа, альтернативная энергетика, бизнес-образование, биоинженерия и другие.

Разность в подходе к образованию и существенная недостаточность тех же самых прикладных знаний не даёт сегодня возможности российским ученикам и студентам с лёгкостью поступать в зарубежные учебные заведения, получение знаний от которых существенно усилило бы потенциал российских специалистов. При этом речь идёт не только о региональных российских альма-матер, но и о серьёзных учебных заведениях крупных городов страны, попадающих в рейтинг качественных кузниц будущих специалистов. Да и в целом дипломы российских вузов мало о чём говорят иностранным работодателям — в отличие от дипломов университетов Oxford, Cambridge, Sorbonne или Harvard. Пока решить проблему адекватности полученных знаний в России и потенциальной возможности занять место специалиста в крупной международной компании, увы, могут только частные школы, которые всё больше ориентируются на зарубежную модель образования, для чего работают по программам международного бакалавриата, проводят обучение на нескольких языках, где уже с начальных классов для своих учеников вводят зарубежные стажировки и выездные учебные лагеря в ведущих странах мира, дополнительные предметы, изучаемые в зарубежных школах, и часы для применения полученных знаний на практике.

Кроме того, именно в частных школах действует ещё одна зарубежная модель воспитания. Здесь большое внимание уделяют индивидуальности студентов, в то время как в обычных государственных школах России педагоги об этом часто не задумываются. Оценка как критерий знаний остаётся частью российского образования, а реально значимы здесь сами знания и индивидуальный подход, потому как основной задачей является помощь ребёнку в раскрытии его потенциала. Для большей уверенности студентов в своих знаниях и умениях, для определения дальнейшего профиля обучения и соответствия его личным желаниям в некоторых частных школах Москвы и Санкт-Петербурга им предоставляется возможность и первых заработков. Всё то же время, но проведённое с пользой. Так, например, в частной «Школе героев Gymnasium» ученики уже со школьной скамьи помогают педагогам с ведением уроков и секций, работают в собственном дизайн-бюро над проектами, участвуют во многих социальных и бизнес-проектах. А в «Школе будущих президентов» ежегодно создаются сотни рабочих мест на лето, вследствие чего ученики имеют возможность отточить полученные знания на практике, самыми популярными являются цифровые технологии, где ребята могут быть и программистами, и веб-дизайнерами. Современная молодёжь не рассчитывает на дотации и содержание от родителей, а предпочитает сама заработать свой первый капитал. И самым бесполезным, по многочисленным соцопросам, считает получение теоретических знаний, которые не сможет применить на практике.

Так за каким образованием будущее? И какое образование можно считать тем самым стартовым капиталом для построения успешного будущего талантливых представителей подрастающего поколения? Сегодня преимущество международного образования берёт верх. И те родители, у которых есть возможность дать такое образование своим детям, её используют. Но вместе с тем основное число учащихся остаётся всё же в российской системе образования, которую необходимо адаптировать к международным стандартам для его конкурентоспособности в мире. Для того чтобы узнать, какое образование для своих детей выбирают представители российской бизнес-элиты; считают ли они наше образование фундаментальным для того, чтобы их дети смогли уверенно начать собственное дело или продолжить дело своих родителей и стать в нём настолько же успешными, мы задали им несколько вопросов.

Глеб Юн

Бизнесмен, бывший вице-президент Внешэкономбанка, основатель «Школы жизни» и «Школы героев Gymnasium», чемпион мира по джиу-джитсу, создатель проекта «Гонка героев», отец шестерых детей

Какое образование получают ваши дети?

Мои дети учатся в «Школе жизни» — образовательной экосистеме, которую я с друзьями запустил восемь лет назад, поняв, что нас, родителей, многое не устраивает в существующей системе образования. Сегодня это центр семейного образования, состоящий из детского сада, общеобразовательной школы, спортивного клуба, мастерских и сезонных лагерей. В этом году запускаем колледж креативных профессий для старшеклассников и ещё много планов.

Как вы считаете, за каким образованием будущее?

Я считаю, что у образования нет будущего времени, у него всегда есть только настоящее. Пока я давал интервью, мои дети стали взрослее на один час. Полезно ли они провели его и насколько эта полезность пригодится им в построении своего счастливого будущего? Я верю в то, что образование изменится, когда родители начнут задавать этот вопрос в первую очередь себе и примут ответственность за будущее своего ребёнка на себя. У Чака Паланика была интересная мысль: «Может быть, мы попадаем в ад не за те поступки, которые совершили. Может быть, мы попадаем в ад за поступки, которые не совершили. За дела, которые не довели до конца». Тогда одно из самых страшных преступлений, которое совершает сегодня человечество, состоит в том, что мы растим из своих детей таких же посредственностей, какими являемся сами (это я про себя, прошу никого не обижаться). Хотя сегодня ресурсов и возможностей у нас достаточно для того, чтобы вырастить из своих детей практически кого угодно. Была бы цель. Должно ли образование быть зарубежным? Не уверен, что лучшее решение в воспитании ребёнка — это отрыв его от семьи и отправка за границу. При этом я считаю, что образование должно быть глобальным, а это значит, что изучать мир, сидя в четырёх стенах, невозможно. Дети должны путешествовать, изучать различные культуры, заводить новых друзей.

Какое образование сегодня должны дать родители своим детям для того, чтобы они смогли найти себя в этом огромном и очень непростом мире?

Я считаю, что родители ничего не должны давать детям, в этом основная проблема современных отношений «ребёнок — родитель». Стереотип хорошего родителя заставляет нас из кожи вон лезть, чтобы соответствовать этому почётному званию, подбирать школы по статусу, организовывать поступление в престижный вуз. Результат этого — беспомощность, последствия которой многие повзрослевшие дети исправляют всю жизнь. Мой старший сын Ян занимается собственным делом, стараясь максимально дистанцироваться от альфа-отца, и я его прекрасно понимаю. У него время самопознания, и я желаю ему в этом успеха. Современный мир позволяет начинать любое дело без стартового капитала, цифровая среда сегодня рождает много новых профессий, и те, кто умеет саморазвиваться, без проблем начинают своё дело без существенных вливаний. Важно помогать детям не встать на ноги, а — что намного сложнее — устоять на ногах. Как это сделать, отцы точно знают, осталось найти время передать этот навык.

Умар Джабраилов

Бизнесмен, государственный деятель, меценат, основатель и руководитель Ассоциации предпринимателей по развитию бизнес-патриотизма

Умар Алиевич, скажите, какое образование получили ваши дети?

Моя старшая дочь Даната окончила Regents University в Лондоне, затем училась в Pace University в Нью-Йорке. Младшая дочь Альвина ещё учится в университете в Америке, изучает курс «Здоровое питание», пишет статьи по этой теме, в том числе для одной из лондонских газет. Учебные заведения они выбирали сами, а мы с супругой всегда поддерживали их решения.

Какое финансовое обеспечение вы им дали?

Так как девочки учились за границей, естественно, платно, то все расходы, связанные с обучением и образованием, всегда были моей ответственностью. Я же помогал финансово и старшей дочери, когда она только начинала свой бизнес. И сейчас поддерживаю их, если им что-то нужно.

Как вы считаете, за каким образованием будущее? Российским или международным?

Мир сегодня — это единое пространство с учётом доступности интернета, откуда идёт огромное количество информации. Считаю, что международное образование имеет явное преимущество перед российским или любым другим локальным. Человек должен быть адаптирован к любой обстановке и свободно общаться в международном сообществе. Он должен чувствовать себя свободно, иметь возможность развиваться, использовать мировой опыт в развитии себя как личности, в развитии себя в профессии или своего дела.

Считаете ли вы, что хорошее образование может быть тем самым стартовым капиталом, который родители должны дать своим детям? Или всё же им нужна какая-то финансовая подушка?

Хорошее образование, как и воспитание, — это фундамент. Конечно, его нужно сочетать со спортом и здоровым образом жизни. Образование даёт возможность организовать своё дело, включиться в эту жизнь. Когда у родителей есть возможность помочь своим детям финансово, это прекрасно. Потому что тогда они чувствуют себя более уверенными и сильными. Что касается подушки безопасности, то она, конечно, должна быть. Но деньги имеют свойство заканчиваться. Поэтому любой человек должен заботиться о том, чтобы она пополнялась.

Как вы относитесь к концепции Giving Pledge, предложенной миллиардерами Уорреном Баффетом и Биллом Гейтсом, которая заключается в том, чтобы большую часть своего состояния отдавать не детям, а на благотворительность? Считаете ли вы приемлемым для российских традиций воспитания такую идею?

В России исторически так сложилось, что мы остаёмся детьми для своих родителей в любом возрасте, а детям нужно помогать. В Европе всё по-другому. Родители дают детям образование, необходимые деньги на первое время после окончания университетов и дальше спокойно живут для себя. Часть российских родителей уже склоняется к такой модели воспитания и обеспечения, потому что понимает, что баловство и вседозволенность ни к чему хорошему не приводят, что детей всё-таки лучше ограничивать. В противном случае они деградируют, не желая самостоятельно зарабатывать, наивно полагают, что папа или мама всегда решат их проблемы. У нас сейчас, можно сказать, такой переходный этап.

текст:
Наталья Вагапова
фото:
архивы пресс-служб