«Семья – основа всего»

«Семья – основа всего»
РЕКЛАМА
Лапино

Наступило лето. Дети, закончив учебные заведения, ушли на заслуженные каникулы, и внутри зазвучало такое сладкое и такое долгожданное слово «свобода». Наконец-то можно чуть подольше погулять, чуть подольше поспать с утра и целыми днями быть предоставленными своим планам, пока родители на работе. О чем должны задуматься любящие, внимательные и ответственные родители в этот небезопасный, открывающий нашим детям мир бесконтрольных возможностей и развлечений период, мы говорим с директором медицинского центра «Клиника Марии Фроловой» Марией Фроловой, а по совместительству еще и мамой семи детей.

Мария, быть мамой семи детей – это?..

Это мое развитие. Благодаря им я сама расту и развиваюсь, бесконечно учусь и открываю в себе и в мире для себя что-то новое.

Приоткрой секрет, ты уже знаешь, чем будут заниматься твои дети на каникулах?

Конечно. Дети будут заниматься спортом, подтягивать школьную программу, чтобы легче было войти в новый учебный год, ну и, конечно, отдых, поедем отдыхать в Сочи.

Как тебе удается держать всех под контролем?

Я считаю, что это гены. Мне легко вести и контролировать 100 задач одновременно. Если бы кто-то хотя бы на один день встал на мое место, сто процентов, что он бы не выдержал жизнь в моем графике. Конечно, такие люди, как я, есть, но их достаточно мало.

«Семья – основа всего»Ты – директор клиники, специализация которой – лечение от разного рода зависимости. Почему именно это тяжелое направление ты взяла за основу?

Я из тех людей, которым скучна и неинтересна простая работа с решением несложных типовых задач. Ты права, лечение разного рода зависимости – это самое тяжелое направление в медицине, я его приравниваю к онкологии. Потому что здесь чем раньше диагностировать, тем лучше, то есть все зависит от стадии заболевания. Зависимость – одно из самых сложных заболеваний, на развитие которого влияет любая мелочь: окружение, школа, интернет. Конечно, должна работать целая система в этом направлении, на сегодняшний день у нас в России ее просто нет. Есть отдельные люди, организации, которые, как и я, пытаются помогать людям с этой страшной болезнью. Для меня также есть и другие причины, в том числе семейные обстоятельства и истории близких людей, которые вдохновляют меня бороться и помогать людям с зависимостью. Пять лет назад я создала свою клинику для того, чтобы дети не теряли своих родителей, а родители детей!

Сейчас лето, большие школьные каникулы. Ни для кого не секрет, что, когда ребенок предоставлен самому себе, особенно если он подросток и находится в переходном возрасте, у него есть шанс связаться с не очень хорошей компанией, где ему могут предложить алкоголь, сигареты и еще хуже – наркотики. Как родители могут предостеречь детей от этого, если они целыми днями на работе?

Родители могут предостеречь детей от пагубных привычек с раннего детства, примерно с восьми лет. Это является временем профилактики. В помощь таким ответственным родителям в нашей клинике работают профессиональные психологи, которые всегда помогут родителям правильно донести информацию до своего ребенка. У нас есть инструменты для профилактики такого заболевания, как зависимость. Наши психологи объясняют родителям, что им нужно делать, как и какие нужно создавать условия ребенку, что именно и как ему говорить. Это целая система, комплекс работ, направленных на профилактику. В этой системе участвуют все звенья – родители, дети, учителя. Конечно, многое зависит от ребенка, но первичны круг его общения и семья. Поэтому нужно делать профилактику с раннего возраста, потому что потом бывает уже поздно.

И ты считаешь, что школа также должна быть вовлечена в программу профилактики?

Конечно. Это обязательно нужно вводить в систему образования, потому что здесь у нас большой провал, и, как я уже сказала, системы профилактики у нас, к сожалению, нет. Перед тем как открыть клинику, я начинала свою общественную деятельность как раз с работы проекта, который мы создали и провели совместно с УНК МВД. Меня поддержало в этом вопросе государство, и мы три года отработали с более чем 10 тыс. участников. Это был большой государственный проект, в котором самым главным участником была я, которая создала команду и активно проводила различные встречи, мероприятия по профилактике зависимости. Мы привлекали к работе спортсменов, которые увлекали детей в спорт, работали с педагогами из школ, вместе с ГИБДД проводили профилактические работы на дорогах и т. д. За работу в этой области у меня есть очень много дипломов, грамот от школ, благодарственных писем от родителей и учителей и орден «Национальное достояние».

Как ты считаешь, надо ли родителям говорить со своими детьми о вреде наркотиков, если да, то как?

Не просто надо, а необходимо. Я считаю, что это нужно внести в нашу законодательную базу и создать такой законопроект, по которому уже с седьмого класса в школе вводили бы культурно-оздоровительную программу для профилактики химической зависимости в период полового созревания. Потому что зависимость формируется не только от генетики, а чаще всего и от вовлечения обществом. Да, подростковый период достаточно сложный – дети растут со своим мнением, своими капризами, не всегда слышат своих родителей. Но если родители занимаются профилактикой с детства, то, даже когда ребенок входит в пубертатный период, у него будет своего рода иммунитет. Вот поэтому ранняя профилактика очень важна.

Ты говоришь со своими детьми об этом?

Конечно. И, несмотря на то что они порой капризные и вредные, я уверена в том, что они не будут употреблять наркотики. Здесь ведь важен еще и личный пример. А у нас как раз очень много двойных стандартов. Если мама с папой пьют, они не имеют права говорить ребенку, что это плохо. Потому что у ребенка тогда появляется раздвоение в сознании. Дети не должны видеть, как родители пьют или курят, – это аксиома.

Но ведь многие родители думают, что лучше уж он будет это делать дома, чем где-то на стороне.

Это и есть самая большая ошибка родителей, когда они считают, что лучше ребенок будет делать это дома, при них, и сами предлагают детям спиртное за столом. Потому что вдруг ребенку это понравится? И тогда получится, что родитель будет сам тем самым трамплином, который подвел своего ребенка к зависимости. Это может стать точкой отсчета, когда ребенку это понравится, он станет употреблять и станет зависимым человеком. В нашей работе мы часто сталкиваемся с такими случаями. Мы спрашиваем родителей: «С чего все началось?» Слышим в ответ: «У ребенка был день рождения, ему исполнилось 16 лет, и мы предложили ему бокал». Большая ошибка родителей говорить: «Пей при мне». Получается, что они сами становятся виновными в его заболевании.

Так какие же факторы влияют на возникновение зависимости?«Семья – основа всего»

Как я уже сказала выше, это может быть генетика, биологическая предрасположенность. Также на возникновение зависимости влияют сниженная стрессоустойчивость, неуверенность в себе, заниженная самооценка, наличие каких-то комплексов, отсутствие целей и четких ориентиров, внезапные стрессовые ситуации, такие как потеря работы, потеря близких, дань моде, дурные компании. Общество, безусловно, влияет на каждого из нас. Социальный аспект очень сильный. Здесь как раз и семейная обстановка, о которой мы говорили, принадлежность к общественным культурам, круг общения. Факторов, влияющих на возникновение зависимости, на самом деле очень много, и в каждом конкретном случае они индивидуальны.

Если ребенок попал в дурную компанию, где употребляют наркотики, и «друзья» предлагают ему попробовать, какова вероятность, что он откажется и сработает тот самый иммунитет? Что сможет его остановить?

Я, например, никогда не пробовала алкоголь. Я выросла в трезвой семье, и мне с детства говорили, что те, кто тебя любит, никогда тебе этого не предложат, а те, кто предлагает такое, – это твои враги. Мои родители воспитали во мне и в моих братьях и сестрах такой стержень, что у нас сформировались установки. Конечно, я часто бываю на различных мероприятиях, праздничных застольях, но я не пью алкоголь. Раньше меня многие провоцировали, брали, как говорится, «на слабо», пытались и на деньги спорить, но я была и остаюсь непреклонна. Я уверена, что стержень, который скреплен спортом, разными хобби, мечтами, целями, – он не подводит.

Как понять, что твой ребенок в зоне риска?

Нужно просто спросить у ребенка: кем ты хочешь стать? Что ты мечтаешь, чтобы тебе подарили на день рождения? И когда вы не получаете на эти, казалось бы, простые вопросы четких ответов – это означает, что ваш ребенок в зоне риска. Сейчас у многих детей из обеспеченных семей все есть. Получается, что такие дети богатых родителей испорчены ими же. Потому что у таких детей наблюдается обесценивание ценностей, при этом им нет еще и 18 лет. Они уже ничего не хотят. И это страшно, потому что, когда нет цели, мотивации, желаний, ты начинаешь их искать. Здесь и появляются наркотики, дающие радость, эйфорию и возможность не задумываться над жизненным определением.

Сегодня запрещенные вещества, о которых мы говорим, получают все большее распространение и становятся «друзьями» совсем еще молодых людей, подростков. Как ты думаешь, глобально в чем причина?

Это действительно очень глобальная проблема на уровне всей системы и во всех плоскостях. Я приведу пример. Дети ходят в обычную государственную школу. Седьмой класс. В классе есть дети, которые курят электронные сигареты. Они вовлекают в свою компанию одноклассников, предлагая им попробовать. Здесь возникает вопрос: как дети пронесли это в школу? Откуда они это принесли? Куда смотрят их родители? Да, конечно, детям нужно доверять, но их нужно проверять. Проверять их шкафы, рюкзаки, карманы. И это должны делать как родители, так и работники образовательных учреждений. Если бы я была в правлении комитета по делам молодежи, я бы в первую очередь начала свою работу с того, что в целях профилактики зависимости школа и родители должны работать воедино. Родители несут ответственность за своих детей дома, а в школе эту ответственность должны брать на себя учителя и охрана, чтобы дети боялись. Дети же у нас не проносят в школу оружие. Потому что все знают, что за это наступает уголовная ответственность, могут посадить в тюрьму. И это проверяется и контролируется. Так почему же нельзя сделать такую же систему контроля за ношением и таких веществ, как сигареты и курительные смеси? Я очень надеюсь, что где-то кто-то меня услышит, назначит главным в области профилактики нашей молодежи. Потому что я бы действительно хотела выстроить правильно всю эту систему с законами и ответственностью. Я открыла свою клинику пять лет назад, начинала с пяти мест в стационаре. На сегодняшний день таких мест у нас 25, и есть дополнительные места во второй клинике, и все они заняты!

По опыту и статистике, которые есть у тебя, можешь ли ты сказать, в каком возрасте сегодня распространена первая проба наркотиков?

К сожалению, наркомания молодеет. Употреблять и вовлекаться в нее начинают с сигарет, курительных смесей, спиртных напитков и т. д. Первое употребление идет с 12 лет. Более тяжелые формы уже есть и в 14, и в 16 лет. По статистике нашей клиники, это подростки, которые учатся на первом курсе института или проходят именно этот переходный период, когда заканчивается школа и начинается учеба в университетах. Чаще всего это дети богатых родителей, у которых есть все и им не к чему стремиться. Если, например, средняя зарплата по Москве у нас 80 тыс. рублей, то эти дети работать за такие деньги не хотят, ничего не представляя собой при этом.

Как родители могут понять, что их ребенок принимает наркотики? Расскажи об основных симптомах.

Достаточно посмотреть на успеваемость ребенка, на его посещаемость школы. Когда его оценки снижаются, а ребенок начинает прогуливать школу. Ребенок также начинает не спать по ночам и не слишком беспокоится о своем внешнем виде. Многие дизайнерские синтетические наркотики мы не можем диагностировать. Мы можем увидеть их употребление только по поведению ребенка. Мы делаем химико-токсикологическую экспертизу, а результат показывает, что организм чист. Потому что производители меняют составы и их невозможно отследить. Возможно, но это очень дорого. Среди признаков того, что человек употребляет наркотические вещества, – неадекватная, невнятная речь, сонливость или агрессивность, нарушение сна, тремор в руках, бегающие вправо-влево глаза, отсутствие концентрации внимания. У многих употребляющих наблюдается то, что они избегают людей, закрываются в комнате, отдаляются от родителей, любят побыть в темноте, в тишине. Печальными следствиями этого в какой-то момент становятся кражи из дома, воровство. Ну и, конечно, если ребенок употребляет алкоголь, то это запах.

От некоторых людей, причем не только молодых, но и уже довольно взрослых, нередко можно услышать ошибочную фразу: «От одного раза ничего не будет». Что за этим может последовать?

Это тоже очень большая ошибка и заблуждение людей. Если человек употребил один раз, то будет и второй, и третий. Это касается не только сильных и серьезных наркотических средств, но и дизайнерских синтетических наркотиков, тех же солей. От одного употребления присоединяется вторичный диагноз – «психиатрия». Потому что речь идет о химических препаратах, которые поражают клетки мозга и всю нервную систему человека. Достаточно одного раза, чтобы человек получил диагноз.

Какой на самом деле период привыкания к таким запрещенным препаратам?

Все зависит от вида наркотических средств. Так как сейчас более доступные и дешевые – это дизайнерские соли, то от первого употребления человек становится зависимым.

«Семья – основа всего»Многие считают, и не без основания, что зависимость неизлечима. Если человек попал в клинику из-за последствий чрезмерного употребления алкоголя или наркотических веществ, то вылечить его уже невозможно. Это действительно так?

Важно знать, сколько человек употребляет и что он употребляет. Здесь четко разделяется алкоголь или наркотик, мужчина это или женщина, возраст. Женщинам всегда сложнее справиться с зависимостью, чем мужчинам. В нашей клинике есть реабилитационный центр профилактики среди детей и подростков с курсом реабилитации. Это курс восстановления длиной в 21 день специально для тех подростков, у которых были выявлены единичные случаи употребления – одно или было эпизодическое употребление. Их родители это сразу заметили и обратились к нам за помощью. Мы отправляем детей на курс, такой своего рода лагерь, где они интенсивно прорабатывают свои пристрастия и причины их возникновения. Я вообще считаю, что такой курс полезен детям в разных других профилактических целях, например перед отправкой на обучение в другую страну, перед переходом во взрослую самостоятельную жизнь. И смею отметить, что этот курс дает один из лучших результатов. Если человек употребляет более пяти лет, это считается уже хроническим заболеванием с прогрессией. Оно лечится на время. Это как сахарный диабет, который невозможно вылечить, но при правильном поведении человека, соблюдении им диеты, гигиены, постоянного контроля сахара и некоторых показателей крови, при правильном лечении и грамотной терапии состояние пациента можно стабилизировать и ввести его в длительную ремиссию. И человек при этом может жить долго и счастливо. Но это не значит, что человеку нельзя помочь. Главное – это хороший коллектив, в котором есть доверие. Наши пациенты нам очень доверяют. Конечно, первый этап, этап попадания в клинику возможен с каким-то отрицанием, не все готовы и хотят бороться с собой, а главное – понимают, зачем они к нам приехали. Но для таких пациентов очень важно их «гнездо», находясь в котором они могут доверять тем людям, которые рядом с ними, в данном случае нам. И они понимают, что мы даем им инструменты управления своей тягой. Зависимость – это же не слабость и не прихоть, это серьезное заболевание, которое не лечится. Если у зависимого человека нет таких инструментов, то он постоянно будет в состоянии срывов. Наша задача в том, чтобы мы смогли дать человеку стойкую, длительную ремиссию. Конечно, срывы будут, но сколько их будет и через какой промежуток времени – это зависит от образа жизни человека. Если зависимый человек не прошел реабилитацию до трех лет, значит, вы этому человеку не давали шанса на выздоровление, на стойкую, длительную ремиссию, не боролись за жизнь близкого человека. Я рассматриваю это как преступление, потому что нужно всегда верить и давать человеку шанс на исправление ошибок, на выздоровление. Есть такие люди, которые после реабилитации бросали употреблять совсем, это редкие и единичные случаи, но и они есть. И главное здесь – вера как самого пациента, так и его родных и близких в него и в победу над зависимостью. С гордостью говорю, что наши пациенты держатся. Да, они могут сорваться, оказываясь в плену обстоятельств, но тогда они снова придут к нам, и мы снова поможем.

Какие, на твой взгляд, люди не подвержены зависимости или никогда не говори «никогда»?

Нет таких людей, которые не подвержены зависимости. Мы все зависимые. Есть такое понятие, как эмоциональная зависимость, когда человек абсолютно трезвый, но при этом он эмоционально зависимый. Когда в трезвости он находится в состоянии гнева, агонии, и он может навредить близким и родным, окружающим его людям. Таким людям важно постоянно скандалить, устраивать какие-то разборки. Это дает им тот же адреналин, природный, который вызывает состояние эйфории. То есть это те, кто вырабатывает адреналин за счет активных действий, например любят ездить на высокой скорости на машине или мотоциклах, прыгают с парашютом, занимаются паркуром. Зависимостей много, просто у кого-то она компенсирована, а у кого-то нет.

Мария, мы не поговорили про игровую зависимость. А ведь это бич! Казино и карты во взрослом возрасте, но ведь дети с рождения сидят в гаджетах и за игровыми приставками с агрессивными играми, которые также появляются в их руках с нашей помощью и также затем по прошествии времени поглощают их всецело, и порой, когда их ограничиваешь в этом, так же как и в случае с алкоголем или курением, они становятся весьма агрессивны и раздражительны.

Любой вид зависимости формируется с детства родителями. Семья – это основа всего. Точка отсчета всего находится в семье. Семья – это то звено, которое может защитить своего ребенка от воздействия на него внешних токсичных факторов – плохих компаний, сомнительных интересов и пагубных пристрастий. Именно стержень семьи может укрепить, когда идет воздействие каких-то внешних негативных факторов, которые способны провоцировать ребенка. Родители влияют на своих детей. Здесь очень тонкая взаимосвязь. Например, неполная семья в детстве, когда ребенок растет без отца или без матери, – это травма, которая обязательно даст о себе знать во взрослом возрасте. Поэтому в такой ситуации важно вовремя подключать психологов. Действительно, есть не только химико-психологические зависимости, а зависимости именно психического расстройства, такие как сексоголизм, игромания, клептомания или скоростной режим. Это уже малая психиатрия. Я борюсь за то, чтобы внедрить в систему дошкольного и школьного образования контроль и ответственность за ситуацией. То, что в школах образовательные программы предполагают наличие и использование гаджетов, – это нормально, но при их ином применении люди сталкиваются порой со сложными ситуациями, которые выходят из-под контроля, и они уже не знают, как с этим бороться. Все идет от незнания. Например, нам в клинику часто звонят люди и спрашивают: у меня болит голова, спина и т. д., и я не знаю, к какому врачу мне записаться. То есть люди не владеют информацией о самых элементарных вещах.

Что для тебя твоя работа?

Моя клиника – это еще один мой ребенок, с которым я многому учусь и совершаю открытия!

Твои пожелания нашим читателям – родителям.

Надежда всегда умирает последней. Главное – это верить, что есть хорошие, добрые и профессиональные люди, ваши союзники, действительно ваши друзья, готовые в любую минуту и в любой ситуации прийти к вам на помощь. Хочу пожелать всем здоровья и чтобы вы никогда не теряли надежду на лучшее, чтобы вы верили в то, что судьба и дорога у нас не одни. Их у нас по две, вопрос только в том, какую из них выберите вы, а это зависит только от вас.