Валерия Брейтбург
РЕКЛАМА
dreamcoffee.cafe

Валерия Брейтбург. АКАДЕМИЯ ГНЕСИНЫХ. ВАЖЕН ТАЛАНТ, НО НЕ ТОЛЬКО…

Кто же из родителей не мечтает, чтобы вокально одарённый ребёнок продолжил образование в легендарной Гнесинке под руководством профессиональных педагогов? Как получить прочный фундамент хорошего вкуса, основанного на лучших образцах российской и зарубежной музыкальной культуры, развить талант исполнителя, найти свой путь в огромном мире эстрадного сценического искусства, поделилась с нами музыкальный руководитель самых ярких телевизионных шоу-проектов и непревзойдённых мюзиклов, талантливый педагог и наставник суперзвёзд российской эстрады, кандидат искусствоведения, преподаватель Российской академии музыки имени Гнесиных, неутомимая и очаровательная Валерия Вячеславовна Брейтбург.

В первую очередь смотрят на вокальное дарование. В академию поступают ребята после музыкальных училищ. Хотя бывают и исключения. Ради выдающегося голоса мы готовы взять человека, за плечами у которого нет среднего музыкального образования, только музыкальная школа. Но если мы видим, что он вокально очень одарённый, мы будем его учить. Но сначала такому самородку предлагается пойти на подготовительное отделение, чтобы быть готовым к дальнейшему обучению. Сейчас люди готовы платить за хорошее образование, понимая, что это вклад в их будущее. Бюджетных мест не так много, образование в академии недешёвое. Поэтому конкуренция велика и у нас всегда есть выбор среди абитуриентов. В последние годы в академию имени Гнесиных приезжают поступать отлично подготовленные ребята.Валерия, Российская академия музыки имени Гнесиных — это бренд профессионального музыкального образования. Кафедра вокала и вокального ансамбля эстрадно-джазового факультета, на которой вы преподаёте, — одна из самых популярных в академии. Студенты вашей кафедры активно участвуют в телевизионных проектах. Многие получили мировую славу. Конкурс на факультет огромный и поступить к вам архисложно. Расскажите, на что в первую очередь смотрят при приёме абитуриентов?

Откуда самородки приезжают?

Отовсюду. Есть много крупных городов, где хорошо готовят. Прекрасная подготовка эстрадных артистов в Новосибирске, Екатеринбурге. Крепкие, одарённые ребята приезжают из южных регионов. В Ростове эстрадно-джазовое направление хорошо развито. Может быть, чуть хуже в маленьких городах. Но самородки есть везде. Именно таких самородков мы себе и забираем! (Смеётся.) Определяющим фактором для поступления в академию Гнесиных является серьёзное дарование. И если его нет, то конкурировать трудно.

Часто человек одарён от природы, но не прилагает усилий, чтобы развиваться, двигаться дальше. Что тогда?

Да, бывает и такое. Я очень часто говорю об этом своим студентам. Они в юном возрасте порой не понимают, что талант — это нужная составляющая, но она одна из последних в списке, которая сделает его успешным.

Чем помимо таланта нужно обладать, чтобы стать успешным, востребованным после окончания Гнесинки?

Одним талантом не обойдёшься. В первую очередь это упорство, это труд, это воля, это желание всё время развиваться, обучаться. Не все студенты понимают это. Многим кажется, что получить успех очень просто — достаточно попасть в какой-то известный проект, оказаться в нужное время в нужном месте и всё. Вот она, и удача, и слава пришла. Но мой жизненный и профессиональный опыт показал, что это не так. Удача приходит как некое испытание, испытание на будущее. Если тебе повезло, воспринимай это как некий лотерейный билет, который ты выбрал. Дальше ты должен работать на эту удачу, развиваться.

Как нужно развиваться?

Развиваться — это значит постоянно находиться в творческом тонусе. Ты должен все свои профессиональные компоненты, весь свой ресурс оттачивать непрерывно, настраивать как некий инструмент. Ты должен интересоваться, запоминать, устранять пробелы, которые у тебя имеются. Ты должен развиваться интеллектуально, быть на острие атаки ко всему тому, что происходит нового в твоей профессии. Изучать и анализировать постоянно!

Это идеальный вариант. Все ли студенты работают с таким настроем?

Сегодня студенты порой инертны. Может, я уже брюзжу, как взрослый человек (улыбается). И мы тоже такие были?! Но сегодняшнее время накладывает на молодёжь определённый отпечаток. Ребята, которые приезжают в Москву, безусловно, более активны, чем в провинции, где всё-таки более инертная жизнь. Но тем не менее в Москве есть и такой момент. Они попадают в тусовку, в определённую среду, и застревают на одном уровне, где не происходит спирали развития.

А какое оно, нынешнее поколение студентов?

У нынешнего поколения совсем другой тип мышления — не такой, как у нас. Я затронула эту тему в своей диссертации. Я называю это клиповое мышление. У нынешнего поколения оно очень обрывочно, они не в состоянии воспринимать большое количество информации. Они с такой лёгкостью и быстротой получают информацию и так же быстро её забывают, не особо утруждаются разобраться и проанализировать полученное. Они не способны линейно, долго воспринимать информацию. Им свойственна быстрая утомляемость. Но ты педагог и должен дать им знания. Поэтому подходы к передаче знаний должны быть правильно подобраны. Важно, в какой форме доносить информацию, работать с учениками таким образом, чтобы у них появилось желание учиться: прочитать книгу, о которой ты говоришь, сходить в театр, на выставку — интересоваться, узнавать, образовываться. Важная функция преподавателя — не просто учить, передавая студентам свой опыт и знания, но и сделать из них культурных людей.

Задача не из лёгких

Передача знаний происходит из поколения в поколение. На мой взгляд, целесообразно обучать студентов на своём примере. Если я хочу, чтобы ребята что-то узнали и запомнили, я не буду давать им рекомендации, просить в надежде, что они всё сами сделают. Они забудут очень быстро твои просьбы. Я стараюсь всё сама показать и объяснить. Приношу на уроки литературу, показываю отрывки произведений, дам прослушать исполнителей. Если я знаю сама и могу сама показать, значит, и мои студенты будут это знать. Я смогу их научить.

Валерия, что вы говорите студентам-первокурсникам? Какое напутствие?

Я не даю напутствие. Я их просто развиваю от урока к уроку. Я сама — человек, постоянно двигающийся вперёд, интересующийся, и полученные знания передаю своим студентам. Причём это может быть не связано с их непосредственной профессией. Например, если мне понравилась какая-то интересная цитата, новая книга, спектакль или эпизод из жизни, я спешу с ними поделиться. Я своих студентов всё время просвещаю, насколько это возможно. Речь идёт об общей культуре, о развитии их самих. Я уже не говорю об основной своей деятельности — преподавании вокала.

Что им советуете? Куда сходить, что посмотреть, прочитать?

Всё, что вы перечислили: и ходить, и смотреть и читать, и знать смежные виды искусства. Не только развиваться в своём направлении, в плане эстрадного искусства, иметь широкий кругозор.

Валерия, в одном из интервью вы сказали, что уже в детстве знали, что будете или педагогом, или хормейстером? Откуда такая решимость? Вы из семьи музыкантов?

Да, у меня очень известная музыкальная семья. Я родилась в Уфе в семье хормейстеров. У меня отец дирижёр. Дед и все его три брата были хормейстерами. В юном возрасте я, наверное, точно не знала, что буду педагогом, но знали все в семье. Они видели мою склонность к музыке, потребность в музыке. Естественно, в детстве меня отдали в музыкальную школу. Я училась по классу фортепиано.

В музыкальной школе учились с удовольствием или родителям приходилось заставлять?

Никогда не приходилось заставлять, у меня была потребность заниматься музыкой. Но, как и у всех детей, в третьем классе был критический момент, когда я хотела поменять фортепиано на скрипку. Учительница по сольфеджио сказала: «У девочки хороший слух, может, вы её всё-таки отдадите на скрипку?» Для скрипачки слух очень важен. Но папа сказал: «Никакой скрипки. Закончит семилетку, а там видно будет». Не могу сказать, что я показывала выдающиеся способности в плане пианизма, училась обычно, но с удовольствием. Когда окончила музыкальную школу, даже вопрос не стоял, куда идти. Было понятно, что я буду продолжать заниматься музыкой.

Это было ваше желание или родителей?

На тот момент я была дезориентирована, просто понимала, что хочу заниматься музыкой, и послушав своих родителей, так как они музыканты, я поступила в музыкальное училище на дирижёрско-хоровой факультет. Но когда я начала учиться, помню непередаваемые ощущения, когда я фанатично начала влюбляться в профессию, которую стала познавать. Это дирижирование и работа с хором.

Какие из самых ярких детских впечатлений из мира музыки всплывают в памяти?

Вспоминается, как в раннем возрасте написала детскую музыкальную пьесу. Годам к 15–16, когда уже училась на дирижёра-хормейстера, на концертном экзамене мне дали исполнить соло — кусочек из оперы «Князь Игорь» «Улетай на крыльях ветра». У меня были очень неплохие вокальные данные, и многие педагоги перетягивали на вокальный факультет. Говорили, что сделаю карьеру оперной певицы. Но именно причастность к управлению творческим коллективом повлияла на мой дальнейший профессиональный выбор. Я почувствовала, что должна этим заниматься. Мне нравилось работать с людьми, привлекать их к сотворчеству, организовывать, и у меня это получалось. Музыкальное училище, институт, потом аспирантура, работа в Москве этому подтверждение. Мне всегда хотелось свои знания, свой опыт (извините за высокопарность), свой талант обязательно реализовать. Уезжая из Уфы в Москву, я имела богатый педагогический опыт. На тот момент я работала в трёх-четырёх учебных заведениях и была хормейстером хоровой капеллы. Это 60 человек взрослых артистов! Я ещё совсем девчонка была, а управляла такой большой массой профессионалов. Это было серьёзно! Но хотелось двигаться дальше, в статусе вокального руководителя более масштабно раскрыться.

И потом была Москва, судьбоносная встреча с Кимом Александровичем Брейтбургом, множество ярких проектов в сфере шоу-бизнеса и телевидения и преподавание в академии музыки имени Гнесиных.

Москву покорить непросто! Москва слезам не верит. Мне повезло. Когда я приехала в Москву, у меня было сразу два предложения работы из именитых коллективов — Хора Большого театра и Хоровой капеллы Валерия Полянского. Меня сразу же взяли. Для никому не известной девушки это была большая удача. Проработала я недолго, и не потому, что мои амбиции были высоки. Мне стало некомфортно, тесно. Начались поиски новой деятельности, реализации себя, и в этот период в моей жизни возник Ким Брейтбург. Ким Александрович предложил мне быть педагогом для артистов, которые работали с ним в его продюсерском центре. И я работала педагогом по вокалу, пока в нашей жизни не появился проект «Народный артист». Именно этот проект дал мне в статусе вокального руководителя более масштабно раскрыться. Это был большой проект, в котором с нами сотрудничали именитые телевизионные продюсеры. Контингент артистов был серьёзный. Мы работали со звёздами шоу-бизнеса: Аллой Пугачёвой, Лолитой, Валерием Меладзе, группой «Премьер-министр», Лаймой Вайкуле, Ларисой Долиной, Дианой Гурцкой, Валерией, Стасом Пьехой, Юлией Савичевой, Игорем Сарухановым и др. Со многими мне пришлось плотно контактировать.

Что в профессиональном плане вам дала работа в телевизионных проектах?

Телевизионные проекты мне дали очень много и до сих пор оказывают огромную услугу, потому что работать на телевидении — это особое профессиональное мастерство. Ты должен быть очень мобильным, быстро ориентироваться, выполнять технически свою работу в краткие сроки. Этим сумасшедшим темпам меня научило телевидение. Сегодня для меня не проблема, когда нужно в очень сжатые сроки что-то сделать: со студентами, актёрами, артистами. Я это умею! Телевидение научило жёсткости, постоянно держать удар.

А в театре не так?

В театре по сравнению с шоу-бизнесом условия просто райские. От тебя в три часа ночи не потребуют к утру вместо одного спектакля поставить другой.

Какой из телевизионных проектов для вас самый любимый?

Самый любимый и самый первый — это «Народный артист». Первый опыт — он всегда незабываемый!

С кем вы работали в этом проекте?

В числе моих учеников были очень талантливые ребята: Алексей Гоман, Александр Панайотов, Алексей Чумаков, Руслан Алехно, Марина Девятова, которые стали известными артистами.

Валерия, у вас огромный опыт работы с самыми яркими звёздами эстрады. В каких ещё телевизионных шоу вы работали?

В моей жизни было много телевизионных проектов. Это и работа с участниками отборочных туров конкурса «Евровидение»; и телевизионные шоу: «Народный артист», «Секрет успеха», «Фактор А», «Битва хоров», где я выступала музыкальным руководителем или главным хормейстером; и руководство вокальными репетициями и подготовкой программ Михаила Швыдкого «Жизнь прекрасна», и участие в качестве члена жюри на разных фестивалях, и много других, не менее интересных проектов.

Валерия, понимаю, что не в вашем характере останавливаться на достигнутом. Расскажите, как в вашей жизни появились ещё и мюзиклы?

Ровно десять лет назад, в декабре 2009 года, произошло очень важное событие в нашей жизни — мы начали заниматься театром. Ровно десять лет назад состоялась первая постановка в Уфе, в Русском драматическом театре. Это был мюзикл «Голубая камея». С этого момента жизнь внесла свои коррективы. К моей педагогической деятельности, которая сопровождает меня уже много лет, добавился и такой род деятельности, как музыкальный постановщик и руководитель мюзиклов. Естественно, эти мюзиклы связаны с моим супругом Кимом Александровичем Брейтбургом, который является и композитором, и продюсером наших мюзиклов. Тогда мы ещё не знали, к чему приведёт этот творческий эксперимент. Первый опыт был очень удачным. Сегодня постановка сыграна более 300 раз в Уфе. Помимо неё появилось ещё много других постановок. На сегодняшний день у меня юбилейная цифра — 25 постановок! А совсем недавно в нашей жизни случилось яркое событие. Наш мюзикл «Джейн Эйр», поставленный в Оренбургском театре музкомедии в жёсткой конкуренции, стал победителем престижной премии «Звезда театрала» в номинации «Лучший музыкальный спектакль», обойдя самые именитые театры России, включая Государственный академический Большой театр, Государственный академический Малый театр, Московский театр оперетты и др.

Где находите свежие идеи для новых постановок?

Так как сегодня моя жизнь связана с мюзиклами, мне очень интересно всё, что происходит в этом направлении. Не зря мы ежегодно с моим супругом Кимом Брейтбургом ездим на Бродвей, смотрим новые постановки, и это мне, как музыкальному постановщику и руководителю мюзиклов, помогает в работе с актёрами. А своим студентам я могу рассказывать то, что, возможно, они никогда в жизни не увидят.

Валерия, вы с Кимом Александровичем имеете большой опыт постановки мюзиклов. Есть ли среди них мюзиклы для детей? В них задействованы дети?

Да, мы ставим детские мюзиклы или даже можно их назвать семейные мюзиклы. Это «Дюймовочка и принц», «Снежная королева» и «Иван да Марья». Дети принимают в них участие.

Шоу-бизнес и театр — два разных мира. В чём отличие работы с театральными актёрами и артистами из шоу-бизнеса?

В театре ты работаешь с людьми, склонными к лицедейству. Они всегда играют чьи-то роли. У них особенный психотип. Это непростые люди, постоянно находятся в каком-то образе, и ты порой не можешь понять, кого актёр изображает в данный момент. Кода имеешь дело с артистами эстрады, из шоу-бизнеса, понимаешь, что у этих людей ярко проявлена артистическая харизма, их эго! Они сами по себе яркие личности. И здесь другой подход. Ты должен пристроиться к их природе, а она очень крепкая, сильная. Но тебе тоже приходится с ними работать и подчинять их своей творческой воле.

Как удаётся таких ярких личностей подчинить своей воле?

И артисты, и актёры театра чувствуют, с кем они работают. Есть такое понятие — «добровольная диктатура». Этот термин использовал Борис Покровский при работе с оперными актёрами. Если артист или актёр театра видит, что ты любишь свою профессию, свое дело, ты оснащён ремеслом, знаниями, они тебе верят. Если у тебя есть сильное убеждение и ты веришь в то, что делаешь, люди тоже начинают тебе верить, идут за тобой. Как только ты начинаешь сомневаться, они моментально это чувствуют. На этом всё и построено. Если ты помогаешь им добиться успеха, делаешь с ними совместное дело, то какие-то личные качества они стараются держать при себе. У каждого из нас есть свои качества, негативные в том числе. Присутствует тонкий психологический момент — в совместимости. Надо уметь сдерживать себя. Вся профессия построена на психологических нюансах.

У педагогов бывает психологическое выгорание. Вы на себе это ощущали?

Профессия требует в первую очередь того, что ты очень многое отдаёшь, энергетически, эмоционально, духовно ты очень тратишь себя. Я сейчас говорю про себя. Именно так я работаю и так чувствую. И когда ты так много отдаёшь, есть два пути — восстановление и удовлетворение. Первое — это когда ты получаешь результат. Допустим, день премьеры. Когда весь пройденный путь, вложенные силы наконец воплощаются на сцене, эта затраченная энергия возвращается к тебе. Весь твой растраченный энергетический ресурс восполняется. Ты чувствуешь энергию из зала — люди ликуют, радуются, тогда всё, что не получалось, отходит на второй план. Второй момент связан с обычным моментом восстановления сил — отдыхом.

Валерия, при таком сумасшедшем графике работы, постоянных разъездах, репетициях вы прекрасно выглядите и ещё от вас идёт какая-то необыкновенная положительная энергетика. Как сохранить и приумножить такую энергетику? Как вам удаётся сохранять позитивный настрой и бодрость духа?

Кто-то ищет восстановление сил в друзьях, компаниях, общении. Я нахожу восстановление сил в уединении, в тишине и спокойной атмосфере. У нас в семье есть такое место, куда мы всегда уезжаем. Когда мы чувствуем, что наступил такой момент, когда надо восстановиться, мы едем именно туда — в подмосковный дом. У нас там очень красивые места, и какое-то время мы просто восстанавливаем силы — и физически, и духовно. Находимся наедине с природой. Тишина, покой, книги. Когда я погружаюсь в художественную литературу, продолжаю изучать, читать всё, что связано с театром, режиссурой, я тоже восстанавливаюсь, и появляется та положительная энергетика, о которой вы говорите. Но всё, что я получу, прочитав энное количество литературы, я опять отдаю!

текст:
Ирина Бордюгова
фото:
архивы пресс-служб